Геополитика Русского Духа

О ДУХОВНОЙ СУЩНОСТИ РУССКОЙ ГЕОПОЛИТИКИ

 

ГЕОПОЛИТИКА РУССКОГО ДУХА

 1. Введение. О понятии Русского духа
2. О содержании Духовного мира.
3. Под ранними символами Христианства
4. На пространствах Великой Евразийской Орды
5. За сюзеренитет Московии
6. Под символами Третьего Рима
7. Заключение. В борьбе с силами тьмы

ВВЕДЕНИЕ. О ПОНЯТИИ РУССКОГО ДУХА

В книге получили определённое содержательное наполнение понятия «геополитика», в целом, и «русская геополитика», в частности. Что такое «Русский дух» необходимо обозначить хотя бы вкратце, чтобы понимать о чём, собственно, речь. В сущности, понятие «русский дух» своего определения не получило, да и вряд ли может быть сформулировано в терминологии позитивистской науки. «Русский дух» в культурологии и ментальности – нечто трансцендентное, загадочное, неуловимое и непостижимое разумом, нечто скорее фольклорное, чем рационально-научное. Если мы хотим увидеть и почувствовать присутствие русского духа в неких рукописных текстах, то надо обратиться к авторам, которые работали по вдохновению, на которых снизошло откровение, и в озарении их рукой водил Дух Творца. В русской поэзии это, прежде всего, Пушкин, Лермонтов, Есенин, среди писателей – Достоевский, Аксаков, Данилевский и многие другие.

Пушкин утверждал:
«Я знаю дух народа моего;
В нём набожность не знает исступленья:
Ему священ пример царя его.
Всегда, к тому ж, терпимость равнодушна»[1]
Природный русский интуитивно и априорно, на уровне национального сверхсознания знает, что такое «русский дух» и знает, когда его деформируют, пытаются выдать вместо него некий духовный суррогат. Выразить это глубинное, архетипическое знание средствами языка скорее всего невозможно, да и нецелесообразно, поскольку немедленно последует деструктивная реакция и диффамация со стороны русскоговорящих.
d0hz5avttq1jj3q3_342x391

В данном разделе будем исходить из двух оснований – культурологической базы и трансцендентальной реальности.
Первая исходит из идеи В. Гумбольдта о том, что отдельные народы, подобно отдельной личности, имеют свой стиль поведения, свой характер. Что «дух народа» во многом определяет ход истории, а характер народа однажды сформировавшись, не зависит от времени.
И.А. Ильин считал, что «Россия есть не случайное нагромождение территорий и племён и не искусственно слаженный «механизм» «областей», но живой, исторически выросший и культурно оправдавшийся организм, не подлежащий произвольному расчленению. Этот организм… есть географическое единство, части которого связаны хозяйственным взаимопониманием; этот организм есть духовное, языковое и культурное единство, исторически связавшее русский народ с его национально-младшими братьями духовным взаимопитанием; он есть государственное и стратегическое единство, доказавшее миру свою волю и свою способность к самообороне; он есть сущий оплот европейско-азиатского, а потому и вселенского мира и равновесия…»[2]
Вторая – восходит к идее Божественного Предопределения. «Народы слагаются и движутся силой иною, повелевающею и господствующею, но происхождение которой неизвестно и необъяснимо. Эта сила есть сила неутолимого желания дойти до конца, и в то же время, конец отрицающая. Это есть сила безпрерывного и неустанного подтверждения своего бытия и отрицания смерти. Дух жизни… ”реки воды живой”… “Искание Бога”… Цель всего движения народного, во всяком народе и во всякий период его бытия, есть единственно лишь искание Бога, Бога своего, непременно собственного, и вера в него как в Единого истинного. Бог есть синтетическая личность всего народа, взятого с начала его и до конца. Никогда ещё не было, чтоб у всех или многих народов был один общий Бог, но всегда и у каждого был особый.
Признак уничтожения народностей — когда боги начинают становиться общими. Когда боги становятся общими, то умирают боги и вера в них вместе с самими народами. Чем сильнее народ, тем особливее его Бог. Никогда не было ещё народа без … понятия о зле и добре…
Народ — это тело Божие. Всякий народ до тех пор и народ… пока верует в то, что своим Богом победит и изгонит из мира всех остальных богов. Так веровали все с начала веков, все великие народы по крайней мере, все сколько-нибудь отмеченные, все стоявшие во главе человечества. Против факта идти нельзя.
Если великий народ не верует, что в нём одном истина, если не верует, что он один способен и призван всех воскресить и спасти своею истиной, то он тотчас же перестаёт быть великим народом и тотчас же обращается в этнографический материал…
Истинный великий народ никогда не может примириться со второстепенною ролью в человечестве или даже с первостепенною, а непременно и исключительно с первою. Кто теряет эту веру, тот уже не народ. Но истина одна, а стало быть, только единый из народов и может иметь Бога истинного, хотя бы остальные народы и имели своих особых богов.
Единственный народ — Богоносец — это русский народ!» — считал Ф.М. Достоевский.[3]
Очевидный рецепт возрождения Русского духа дал Н.Я. Данилевский. Он верно считал, что «оскудение духа может излечиться только поднятием и возбуждением духа, которое заставило бы встрепенуться все слои русского общества, привело бы их в живое общение, восполнило бы недостаток его там, где он иссякает в подражательности и слепом благоговении перед чуждыми идеалами, восполнило из сокрытого родника, откуда он не раз бил полноводным ключом, как во дни Минина, и начал бить в более близкие к нам годины испытаний 1812 и 1868 годов. Для избавления от духовного плена и рабства надобен тесный союз со всеми пленёнными и порабощёнными братьями, необходима борьба, которая, сорвав все личины, поставила бы врагов лицом к лицу, и заставила бы возненавидеть идолослужение и поклонение своим открыто объявленным врагам и противникам. Совершить это в силе только суровая школа события, только грозный опыт истории. Эти целительные события, от которых придётся (хотим ли, или не хотим) принять спасительные уроки, уже восходят на историческом горизонте и зовутся: Восточным вопросом»[4]. За прошедшие полтора столетия Восточный вопрос закономерно и трагически конкретизировался в Русском вопросе: выстоит русский православный народ – тьма развеется.
Геополитика русского духа в целом представляет собой динамику взлётов и падений русского народа в историческом времени, по возможности выявляет причины и силы, обусловливающие этот глобальный процесс, даёт ему как научное, так метанаучное объяснение.

О содержании Духовного мира

В понимании духовного мира, русского духа и геополитики Русского духа можно оттолкнуться от присказки-притчи и весьма упрощенных, местами примитивных объяснений.
В детстве мудрые родители, бабушки и дедушки нам нередко говорили – если будете вести себя хорошо, правильно, то к вам с неба придут ангелы, вы их увидите, будете с ними дружить, и они будут вас любить, сопровождать по жизни, помогать и охранять. А потом вы попадёте в рай, где долго будете жить спокойной и светлой жизнью. Если же будете вести себя плохо, не слушаться родителей, совершать плохие поступки, то это значит, что вами крутят бесы, что в вас вселились черти, и из этого ничего хорошего в жизни у вас не будет. В конце концов, черти утащат вас в ад, где вы будете на том свете долго и страшно мучиться.
Вот так приблизительно закладывались в нас первые понятия о существовании духовного мира, о населяющих его сущностях, которые, так или иначе, сопровождают нас по нашей жизни на земле. Затем в школе, институте первичные духовные представления тем или иным образом трансформировались в такие понятия как культура, образование, воспитание, которые оказывались наполненными совсем другим содержанием – сугубо светским, безбожным, атеистическим. Между тем, духовность это совсем не культурность, образованность и воспитанность.
В сегодняшнем представлении культура это определённый уровень развития. Культурный – значит образованный, воспитанный. Между тем первоначальное значение культуры восходит к слову «культ» — поклонение (Богу или дьяволу). «По существу своему культура… предполагает стремление к свету Божественной истины или, наоборот, отказ от этого света, вплоть до сознательного союза с нечистой силой… Человек может идти по пути богоуподобления… Но может, живя страстями и похотями своей падшей природы, и тем самым покоряясь сатане, оказаться проводником злой, демонической воли на земле. Либо – либо. Иного выбора человеку не дано. Духовный нейтралитет невозможен. В каждом действии, мысли, поступке человек выбирает: с кем он? С Богом или с дьяволом?».[5]
Под образованием сегодня понимается повышение профессиональных знаний, умений и навыков человека. Образованным считается человек с высшим образованием, кандидат, доктор наук. Однако, даже на уровне минимального жизненного опыта мы зачастую обнаруживаем, что это далеко не так. Корень слова образование – это «образ». В тысячелетних представлениях людей образование это, прежде всего, формирование в человеке образа Божия, а потом уже повышение уровня знаний. «Образовать человека – значит не просто передать ему некую сумму знаний, но и выявить в нём определённый образ. Христианский взгляд на человека видит в нём образ Божий. У многих он затуманен и затемнён грехами, но до конца не уничтожим, поэтому задача духовного преображения человека, которой служит Церковь, сродни задаче реставраторов икон: тёмный лик очистить от наслоений и явить миру изначальную красоту и сияние красок и линий, гармонию лика».[6]
Под воспитанием подразумевается процесс развития нравственных качеств, формирования человека — гражданина, патриота, защитника родины, а так же таких качеств как «толерантность», «мультикультурность», «интернациональность», безоговорочное послушание, бездумная вера в «закон», в сказанное властями официальное слово и т.п. Позиция секулярного воспитания состоит в том, чтобы через школу без Бога создать «здорового, нормального» человека, то есть, как говорят реформаторы, «нового человека светлого будущего», «универсального солдата»… Между тем, корень слова здесь – питание, «напитание», восполнение человека благодатью, освобождающей в нём образ Божий. Педагог, философ и богослов В.В. Зеньковский говорил: «Смысл воспитания заключается в том, чтобы… душу освободить от страстей, помочь ребёнку в раскрытии образа Божия в нём».[7] Таким образом, в духовности уровень развития, обучения и воспитания человека стоит на втором плане.
Что же понимать под духовностью русского человека и народа?
Духовность означает нечеловеческое, сверхчеловеческое, Божественное в человеке. Духовность предполагает наличие в человеке того, что вне пространства и времени – благодати Святого Духа, жертвенной любви к Богу и ближним, религиозности – благодатности, нравственности – выполнения заповедей. Уровень духовности это мера благодати Святого Духа в человеке. Духовный человек это человек, живущий свято, то есть человек выполняющий заповеди Божии, сущность которых составляет жертвенная любовь к ближним своим и Богу. Глубинной основой заповедей являются нормы нравственности, которые вырабатывались народом в процессе своего эволюционного развития и фиксировались в духовном опыте многих поколений. Духовными людьми являются, прежде всего, наши православные святые, прозорливые и ясновидящие старцы… многие из которых были и вовсе малограмотные.

screen_number_014(12;25;38)
Духовный мир имеет сложную структуру. Духовный мир не односоставен – материален, как считают атеисты, а трёхсоставен:
— есть мир материальный, вещественный, существующий в нашем пространстве и времени – составная часть мира духа:
— есть мир духов – духовный мир, невещественный, нематериальный мир, который находится не в нашем пространстве и времени, а во времени и пространстве нематериального, духовного мира;
— есть мир Божественный, который находится вне всякого пространства и времени. Здесь синонимами Бога являются такие никем до конца не расшифрованные названия, как Свет, Истина, Любовь, Благодать. Благодать является внешней нетварной энергией Бога.
Духовный мир, духовность тесно связаны с верой, религией и церковью русского народа.
Вера есть свойство души человека и коллективной души народа – это благодать даруемая Богом. Вера – высший способ познания духовного и материального мира. Верой познаётся Бог, разумом, наукой – мир созданный Богом, Логосом, Высшим Разумом Мироздания.
Вера русов — русских это благодать, дарованная Богом народу белой расы для свершения деяний Ему угодных. Кроме веры народу и человеку дана свобода воли и право выбора.
Вера это необходимый духовный атрибут существования человеческого индивидуума. Вера – это та реальность, которая находится вне человеческого пространства – времени. Вера касается отдельного человека в той степени, в которой он способен духовно вычленяться из собственного бытия и духовно проникнуть в иное пространство-время – мир духов, ангелов…, в мир света или чертей, бесов…, в мир тьмы. Вера это информационно-энергетическое содержание человеческой души. Вера не является предметом субъективного выбора человека.
Во-первых, она даётся ему изначально, во-вторых, вера духовно и генетически наследуется от своих родителей, своего рода и народа. Человек сменивший веру, а значит и религию, ставший атеистом это манкурт, мутант, деградант и дегенерат, существо, в котором сработали гены, стимулированные порой внешними обстоятельствами, чужой расовоэтнической принадлежности. То есть, это человек, в роду которого имело место смешение своей и чужой крови, внесло дефект в наследственную генетическую цепочку и получился гибрид, предрасположенный к нисходящей линии развития. Это приблизительно то, что в православии известно как «первородный грех».
Вера – это также необходимый атрибут существования коллективного субъекта, народа. Душа народа существует, питается и подпитывается в периоды уныния, катаклизмов верой-надеждой-любовью. Вера человека и народа организуется и поддерживается религиозной формой, которую данный народ воспринимает, по мере эволюционного развития меняет одну устаревшую форму религии на другую более совершенную и адекватную текущей действительности. Соответственно, религиозная форма тесно коррелирует с общественно-государственным устройством данного народа, так или иначе обеспечивая его существование и духовно-цивилизационное развитие в истории. Без духовной веры сообщество людей, род, племя не могут стать народом, без религии народ не может существовать, вырабатывать и поддерживать формы общественного и государственного управления

 5258034_ddc3e711

Естественная, в силу собственной старости, деградации, утрата духовной веры, ослабление религии народа, или искусственное, злонамеренное запрещение и лишение народа веры и религии означает гибель данного народа, исчезновение его из истории. От такого народа или некоторой совокупности больших и малых народов остаётся только популяция, население, электорат. Такой субстрат в современной политологии красиво именуется нацией. Реально под этим обозначением имеется ввиду некая бездуховная, безбожная, полуживая-полумёртвая, смешанная расовоэтническая биомасса, оформленная в искусственную «либерально-демократическую» государственность и управляемая «малым народом», сохранившим свою чёрную веру, религию, каббалистику.
Человек и народ самостоятельно выбирают религиозную форму, которая сопутствует вере и адекватно отвечает потребностям исторической эпохи, уровню эволюционного развития, жизнедеятельности индивидуума и народной общности. Как правило, этот длительный исторический процесс протекает болезненно и сопровождается этническими и духовно-цивилизационными разломами. Выбор, принятие и характер использования религиозной формы своей веры зависит от степени расовой чистоты белого человека и народа, уровня гибридности, метисации, многих других параметров. Для белого арийского народа, возникшего на Русской равнине, расселившегося затем по всему миру, изначально принявшего благодать единобожной веры, религиозными формами стали разновидности славянских верований, ведизма, авестизма, для его дочерних и сыновних ответвлений — различные языческо-ведические формы, сопутствующие уровню развития и государственности.
Строго говоря, термин «язычество», употребляющийся в христианской литературе, обозначает все развитые и сложные природные религиозные системы, культуры и народы, как древние, так и современные, кроме иудейства и магометанства. Сегодня к язычеству относят буддизм, ламаизм, брахманизм, конфуцианство, даосизм, синтоизм, шаманизм, аниматизм, фетишизм, тотемизм, магию, культ предков и др., а также традиции, обряды и праздники выработанные на протяжении человеческой истории. Особое ударение делается на славянском многотысячелетнем мировоззрении, ведическом славянстве как религии, славяно-русском народе, подчёркивая их второстепенность, отсталость, неисторичность и осуществляя злонамеренное разделение древлеправославных русских воззрений и постулатов православного христианства, принятых современным русским народом. Эту лживую идеологемму активно используют по инерции, недомыслию или сознательно в формате навязанной библеистской концепции публицистика, наука, средства массовой информации и др. По существу, понятие «язычество» является ругательным, умаляющим достоинство людей и отражает многовековые коллизии информационно-идеологической войны иудаизма против христианства. Это необходимо осознавать при употреблении слова язычник.
Ведизм, его индийско – персидские духовные ответвления это первоначальные, упрощенные формы веры русского белого человека и народа, проходящего ранние ступени филогенеза и онтогенеза, социальной эволюции, помогающие ему определиться в собственном бытии и инструментах познания мира, выработке научных предпосылок.
На известной эволюционной ступени, когда ведизм себя исчерпал, его дальнейшим естественным продолжением стало христианство – новая, более совершенная оболочка веры русского белого человека и народа, придавшая свежую духовную энергию созидательной деятельности человеческой цивилизации. В этот исторический период белые люди и народы ближневосточной арийской цивилизации потеряли свою расовую чистоту в результате гибридизации, смешения с инородцами и иноверцами. У них ослабла вера и размылись её религиозные формы, наступила духовно-нравственная деградация и вырождение.
Именно в этот момент наиболее здоровые силы из русской духовно-жреческой среды инициировали феномен позднего руса-индоевропейца Иисуса Христа. Хорошо известно, что Он пришёл к «язычникам», а не к иудеям. То есть, обратился со спасительной проповедью прежде всего к «своему», родственному народу. Поэтому «чужие», семиты с иной антропологией, заимствованной и приспособленной под свои цели верой и религиозной формой его не приняли. Из еврейско-иудейской среды по причине её духовно-цивилизационной недееспособности Христос – искупитель придти не мог. По существу, состоялся акт творения и возрождения на новой духовной основе русо-славянской белой цивилизации.
Другие вероисповедания и их религиозные формы, отвечающие жизнедеятельности принявших их народов, безблагодатны или утратили в значительной степени Божью благодать, как например, гибридизированные потомки русов – индоевропейцев, ставшие католиками, протестантами и т.п. Производные религиозные формы сформировались у других рас, возникших от смешения архантропов с представителями белой расы. Будизм – религиозно-этическое учение монголоидной жёлтой подрасы. Синтоизм, даосизм, конфуцианство, дзен, шаманизм — духовные формы жёлтой расы. Вуду и др. – верования чёрной расы. Иудаизм, ислам – религия семитов серой расы.
Вера и религия тесно связаны с определённой структурной организацией – церковью. В апостольских посланиях церковь именуется Домом Божьим. Понятие «церковь» всегда имеет одно значение – собрание людей Божьих – община христиан. В Символе Веры церковь сама о себе говорит: «Верую во едину, святую, соборную и апостольскую Церковь». Церковь это та организация, которая видит духовный мир, действует в духовном мире, она владеет духовным оружием, борется с духами, умеет влиять на духовный мир. В идеале церковь и должна быть такой, не религиозной, исполняющей те или иные обряды. Религиозная церковь это полуживая-полумёртвая церковь. Живая апостольская церковь воспроизводит жизнь человека, общины, народа, она изменяет духовный мир и заставляет дьявола считаться со своими молитвами. Рациональное познание церкви невозможно. Познать, что такое церковь, можно только живя в ней.
Русская церковь насчитывает многотысячелетнюю историю. Очевидно, в древлеправославный период она имела другую, ведическо-жреческую церковную организацию. С перерастанием в христианство, переходом в эпоху жесткого общественно-государственного управления к жизни была призвана иная церковная структура, восходящая к апостольской Иерусалимской православной церкви. Её появление было обусловлено духовным толчком и христианским новозаветным обновлением пришедшей к своему вырождению и закату Ближневосточной цивилизации русов-индоевропейцев. Высокая и благородная цель апостольской церкви уравнять в христианской общине Дома Господня «эллина и иудея», мужчину и женщину, представителя белой и черной расы… и тем самым уврачевать земные грехи и конфликты, привела к многочисленным и длительным коллизиям в самой церкви, народным смутам, ересям, религиозным расколам, прочим нестроениям. Тем не менее, христианская церковь сумела частично выполнить роль ловушки для блуждающих иудеев, по возможности ассимилируя их в соответствии с духовно-нравственными нормами белой расы и избавляя коренные народы от некоторых еврейских провокаций. Хотя кто сегодня в этой ловушке хозяин — вопрос дискуссионный.

Совокупность множества духовных явлений, более полное понимание Веры, Религии, Церкви можно также объяснить через такое понятие как «эгрегор». В переводе с греческого — эгрегоры это стражи или архонты, поставленные сторожить демонов. Эгрегор обозначают как «душа вещи», ангел, «ментальный конденсат», порождаемый мыслями и эмоциями людей и обретающий самостоятельное бытие. Эгрегорами называют структуры, образованные сознаниями людей. Психическая энергия отдельных людей объединяется по различным принципам в энергоинформационные структуры.
Выделяют два типа эгрегоров: естественные (не зависящие от человеческого сознания) и искусственные (связанные с сознанием человека). Первые связаны с особенностями различных территорий Земли, их энергетикой. К таковым можно отнести расовые, этнические, национальные, родовые, семейные эгрегоры. Вторые – обусловлены индивидуальным и коллективным сознанием человека, различными политическими, экономическими, религиозными идеями, образованиями, конструкциями, технологиями. Все эгрегоры, существующие на Земле, являются частью ее биоэнергетической и информационной структуры.
Особенно сильными и значимыми эгрегорами в истории человечества являются религиозные идеи, структуры, организации. Так, Христианство с его мощной духовной энергетикой, породило множество созидательных цивилизаций белой расы, русов-индоевропейцев. Как русский человек и народ питают своими мыслями, энергиями христианский православный эгрегор, так и он отражает свою информацию, благодать, веру в отдельного человека и русский народ в целом. Являясь результатом мыследеятельности многих людей, христианский эгрегор на много мощнее духовного поля одного человека. Поэтому он влияет на нас настолько эффективно, насколько мы на него настроены индивидуально, или соборно через Церковь.
Русская православная церковь играет здесь исключительно важную роль. Ведь она не только духовно окормляет человека, но и через православные традиции, обычаи, обряды, если можно так сказать, «подключает» отдельного русского и народ к христианскому эгрегору. Например, церковный обряд крещения это подключение к христианскому православному эгрегору. Чужие, как правило, иудейские, сионистские религиозные, политические и другие эгрегоры крайне негативно воздействуют на духовные, информационно-энергетические структуры русского человека и народа, его эгрегор.

screen_number_015(12;26;45) 

Первоначально народообъединяющая и державообразующая роль христианской церкви как духовно-идеологической ветви власти была значима и безспорна. Она собрала и привела к относительному единству духовные и культурные ценности множества различных родов, народов их племенных элит на огромных пространствах Евразии. Однако, как и многие начинания Вселенская, в том числе и Русская церковь превратилась со временем в бюрократический аппарат, стоящий над личностью, и орган консолидированный с властью предержащей. На рубеже Х1Х – ХХ веков произошло существенное падение престижа Русской православной церкви и, как результат, клятвопреступление и предательство частью духовенства и народа Веры, Царя и Отечества. Кровавый опыт ХХ века вызвал у русских духовную жажду, востребованность в православной вере, очищение религии от неоязычества и церкви от «ереси жидовствующих».
Важнейшая мировоззренческая проблема заключается в возможно более точном определении носителя Русского духа. В некоторой мере на этот вопрос может ответить следующая иерархическая схема явления и понятия Русские. Эта обобщающая схема сформирована на антропологической и этнической базе. Здесь привлечена традиционная терминология, устоявшаяся в основном в науках исторического направления сильно подверженных политическому заказу. Поэтому как сами термины, так и их трактовка требуют дальнейшего уточнения.

СТРУКТУРА-СХЕМА
1. Имя «природное», изначальное самоназвание – Русы – раса, белая раса.
2. Имя этническое до складывания супертноса – Русы – бореалы, «индоевропейцы» (9 – 7 тысячелетие до н.э.).
3. Имя суперэтническое – Русы, Арии, Ра — теоним, «индоевропейцы» (около 5 тысячелетия до н.э. – наше время).
4. Имя общеэтническое – русы — славяне, «индоевропейцы» (3 – 4 тысячелетие до н.э. – наше время).
5. Имя этническое, этно-цивилизационное (предстающее в истории как суперэтносы) – «ассиро-вавилонцы», индо-иранцы, греки, римляне, византийские греки, франки (салические и рипуарные), кельты, скифы, сарматы, персы, русы-суры, русы-норманны, германцы-русы, ирландцы, тюрки, русь, «монголы» — степные русы, русские – православные (с ХV века).
6. Имя субэтническое, этнородовое (с тенденцией перехода в этносы), топонимическое – шумеры, аккадцы, «македонцы», франки-сикамбры (меровинги), лютичи, норманды, «парижане», готы (вестготы – тервинги, остготы — Германарих), геты (потомки хеттов), гунны-хунны (Атилла), вандалы, анты, поляне, авары, хазары-ассуры, печенеги (огузы), половцы (куманы, кипчаки), «киевляне» — малороссы, литовцы, белорусы, великороссы, чехи, поляки, сербы, болгары, волжские булгары, поморы, угры-венгры, финны, аланы, казаки – черкасы – «сибиряки» — чалдоны — христиане, казаки малороссийские-христиане, казаки донские – христиане.
7. Имя родо-племенное, семейно-клановое, топонимическое, династическое, социальное (консорции и конвиксии, переходящие в субэтносы) – энейцы Троады, хетты Анатолии, пеласги, этруски-расены, лангобарды, свеи, даны, скотты, бритты, юты, рутены, венды, руги, пруссы, асы или осы — (кавказские аланы, их потомки – семитизированные осетины), мадьяры (южные угро-финны), руксы (рос или рус – ведущий клан аланов V-VI вв.), «новгородцы», «владимиро-суздальцы», московиты (с ХV века), «петербуржцы» (с ХVIII века), севрюки (Юго-Восточная Русь), гуцулы, ассимилированные — татары крящены, татары казанские, чудь, меря, весь, самоеды, тувинцы, хакасы, мурома, вепсы, балты, мордва, мари, мещера, черемисы, зыряне, карелы, татары касимовские, династии Египетских фараонов и жрецов, Римские Августы, Рюриковичи (от Меровингов), Романовы (связь с Рюриковичами и поздними Меровингами), Гедиминовичи (от Гедимина — Русь Литовская), Глинские (от Мамая), старообрядцы, боярство, дворянство, духовенство, стрельцы.
Как уже говорилось, одним из основных отличий русской геополитики от западных материалистических версий является приоритет духовного пространства и обусловленность национальной стратегии славян – ариев, русов – индоевропейцев, русских духовными ценностями, общинно-родовыми традициями и обычаями. Если попытаться рассмотреть русский народ в духовном плане, то его можно представить в виде структуры – матрёшки. Внешняя целостная оболочка это православные верующие, приверженцы русской православной традиции и обычаев. Сюда можно отнести также староверов, родноверов, ведистов, людей верующих в «знание», в «коммунизм», в «атеизм»…, часть людей «без веры», часть так называемых «православных атеистов». Это совокупность народа сложного русского архетипа. В количественном отношении их примерно 95%. Середину матрёшки составляют люди, ориентирующиеся на православную религию, приверженцы традиций и обычаев христианского православия – «природные русские». Они составляют около 85% верующих. Ядро матрёшки это приверженцы Русской Православной Церкви, её постулатов и догматов. Это церковный народ, люди воцерковлённые, прихожане, живущие церковью, постоянно принимающие участие в церковных службах… «соль земли русской». Их немного – примерно 5 – 8%. Таким образом можно уверенно утверждать, что в русском народе людей бездуховных, без веры почти не существует. Не пришедших к религии – мало. Не дошедших до Церкви – много. Тем не менее, все они в совокупности составляют русский белый «Божий народ».

Под ранними символами христианства

Каким было, является, может и должно быть Русское духовное геополитическое пространство? Мы настаиваем, что это в своей полноформатной сущности есть славяно-арийско-ведическо-русо-православное пространство.
Это означает, что предлагаемая концепция:
— не только ортодоксально религиозно-христианско-православная,
— не бездуховно атеистически, материалистически и антропологически русская,
— не просто славяно-арийская,
— а конкретный онтологический синтез с доминирование в разные исторические периоды того или иного духовного компонента данной концепции, но никогда не исключающий другие компоненты. Просто отодвигающий их на второстепенный план в народе, обществе, государстве, церкви.
В своей глобальной локализации геополитика русского духа исторически выражена в последовательной смене управляющего центра, инициатора и лидера территориально-государственной организации Евразийского пространства. Мы проследим этот процесс после Рождества Христова, выделим характерные черты, некоторые механизмы и закономерные общественно-государственные инварианты, имевшие место в Евразии за последние два тысячелетия. Общая схема выглядит следующим образом:
— в начале 1-го тысячелетия инициатором геополитических процессов в Евразии становятся готы Балтии и Восточно-Сибирский русо-скифский мир, который выдвигает на историческую арену гуннов. Они создают конгломерат славяно-арийских государств в Европе на раннехристианской основе, содействуют становлению православно-христианской Византийской империи, которая затем становится управляющей подсистемой Евразийской ойкумены.
— в начале 2-го тысячелетия скифо-сибирский мир выдвигает Степную русо-славянскую империю Чингисхана – управляющую подсистему всей евразийской системной целостности, восстанавливает славяно-арийское единство от Тихого океана до Центральной и Южной Европы, с попыткой дойти до Атлантического океана и от Ближнего Востока до Северного Лукоморья на смешанной духовной основе язычества и раннего христианства.
— в ХV – ХVII веках геополитическая роль управляющей подсистемы и лидера в организации Евразийского и мирового пространства на русской православно-христианской духовной основе переходит к Московии и затем России.
— в ХIХ – ХХI веках мировой геополитический центр перемещается на Запад, в финансово-ростовщическую сферу, управляющая роль России – СССР – РФ в Евразии и мире сохраняется в урезанном и редуцированном виде, на бездуховно-атеистической и религиозно-коммунистической (сионистской) основе, антирусского этно-национального субстрата «малого народа» серой расы.
Итак, в историческом контексте геополитику Русского духа в первое тысячелетие после Рождества Христова характеризуют две тенденции, обусловленные во многом духовно-религиозными факторами. Первая связана с известным в истории «переселением народов» и движением русо-славянских народов с востока на запад в свои отчины и дедины. Это был период духовно-нравственной деградации и разложения Римской империи, активного проникновения на её пространства, и прежде всего в Рим, раннего христианства тесно переплетённого с еврейством и иудаизмом. Неприятие Римскими властями христианских общин и гонения на них, как правило, были связаны с интригами еврейской диаспоры, которая обвиняла христиан в подрыве государственных устоев, сваливала на них собственные пороки и преступления. Императоры становились марионетками в руках евреев.
Римские цезари, пытавшиеся бороться с огромной еврейской диаспорой, организуемыми антигосударственными восстаниями, торгово-финансовыми махинациями, насаждением массовых пороков и извращений, как правило, плохо кончали. По данным не ангажированных историков Гай Юлий Цезарь Август Германик – Калигула первым из императоров прекратил христианские гонения и ужесточил меры наказания для иудеев, за что был убит в результате заговора в 41 году в возрасте 28 лет. Император Нерон Клавдий Цезарь Август Германик стал на защиту христиан в первые годы своего правления. В 64 году, когда иудеи подожгли Рим, обвинён в том, что пожар был устроен по его воле христианами и убит в 68 году заговорщиками в отместку за подавление мятежей в Иудее в ходе, так называемой Иудейской войны. Тогда и начались массовые гонения на христиан.
Слабеющая империя вынуждена была рекрутировать в свои властные структуры и армию наиболее здоровых и честных представителей соседних подчинённых народов, которые со временем становились военачальниками, государственными чиновниками различных уровней, императорами. Ослабление духовных скреп и всё нарастающее проникновение инородческого семитского, негроидного населения неуклонно вели империю к краху.

lg_image

Калигула и Нерон

Такое состояние государственности, созданной русами – этрусками, хорошо понимали более молодые соседи, славянские, германские, арийские племена и народы. Очевидно, оказание помощи, восстановление справедливости, возвращение земель под свой контроль стало мотивом движения славяно-русов на запад и создание на завоёванных землях новых славянских, так называемых «варварских» государств.
Русо-славянское геополитическое строительство на христианской духовной основе было инициировано готами, двигавшимися с севера на юг, а затем на запад, а также гуннами, перемещавшимися с востока на запад. Очевидно, что с первых веков русо-арийские готы были знакомы с христианскими воззрениями и многие перешли в христианство. Около 341 года вождь вестготов (визиготов, тервингов) Фритигерн обратился к Римскому императору Констанцию II и Константинопольскому архиепископу Евсевию Никомедийскому с просьбой прислать в его земли христианского епископа. Это было время проведения Антиохийского собора, на котором умеренное арианство[8] было признано официальным учением Восточной Римской империи.
Евсевий отправил священника Ульфилу (Волчонок), гота по происхождению, который ещё в 332 году в Константинополе принял христианство по арианскому обряду. Ульфила крестил готов и перевёл Библию на готский, точнее, на один из диалектов единого русо-славянского языка. Это Священное писание дошло до наших дней как «Серебряный Кодекс». Остготы в это же время создали мощный «союз племён» во главе с рексом (русом) Германарихом. Вестготы, остготы, другие русо-славянские народы оставались христианами-арианами несколько веков пока католицизм не был введён в качестве основной религии.
Гунны (хунни-юнни) были гибридными русами единого могучего индоевропейского восточного скифосибирского мира, европеоидами. Примеси монголоидов и тюрок учёные-антропологи не отмечают. В своём движении на восток гунны, естественно, включили в свой состав тюркоязычные племена, вытесненные из Центральной Монголии, и финно-угорские племена Приуралья и Поволжья.

images (1)Karta_pereseleniya

Русо-славянское геополитическое строительство

Гунны в основном исповедовали тенгрианство, близкое по своей сути к ведическим воззрениям и единобожию христианства. Они поклонялись «человеку – небу», «человеку – солнце» — Тенгри. Единобожие – характерная черта верований гуннов и всего восточно-сибирского русо-скифского мира. Тенгри и есть Бог-отец, создатель мира сего. Некоторые исследователи считают, что гунны были христианами, поскольку несторианские миссионеры обратили белых гуннов-эфталитов на реке Амударья. Так или иначе несторианство было широко распространено в Центральной Азии, Китае, Японии, т.е во всём скифосибирском мире. Выходцем из белых гуннов-эфталитов был Атилла — «бич Божий». Готский историк VI века Иордан считал, что Аттила, как и два его предшественника Донат и Харатон, были христианами или, по крайней мере терпимо к нему относились. В 452 году папа римский Лев I убедил Атиллу не идти на Рим демонстрацией такого же христианского креста, как и на гуннских тенгрианских знамёнах и заявлением, что христиане и гунны – люди одной веры. На этом основании делается вывод о христианстве гуннов и что их вождь повиновался своему духовному отцу.
Геополитическая роль готов и гуннов состоит в том, что они взломали военную машину ветхого Рима, позволили в дальнейшем разрушить империю и воссоздать на её пространствах первоначальный архипелаг христианских русо-славянских государств, известных в деформированной исторической науке как «варварские королевства». В У – У1 веках на территории Германии, Галлии, Британии, Испании, Италии, Иллирии, Пелопоннеса, Северной Африки появились государства Свевов (409), Бургундов (413), Вестготов (418), Вандалов и Аланов (429), Франков (481), Остготов (488), Англосаксов, ютов, фризов (VI в.), Лангобардов (VI в.) и другие. Их характерной чертой была внутренняя нестабильность, неустоявшиеся правила монархического престолонаследия, общинно-племенная организация, народные собрания, военные ополчения.

35f132297205Гунны — «Неизвестный народ»?

Государственность развивалась во многом под складывающимся романским воздействием, остатками римской политической системы, римского права и образования, что привело в дальнейшем к латинизации и окатоличиванию русо-славянских народов. Тем не менее в этот период были заложены корни множества царских и монархических династий, княжеских, аристократических родов Европы, части Азии и России. В земли автохтонов влилась свежая кровь русов-индоевропейцев, народа белой созидательной расы, одухотворённая христианскими идеями.
Вторая геополитическая тенденция была связана с восстановлением Западной Римской империи в новой романской форме, на основе деформированного под влиянием иудаизма христианства. Это иудеохристианство в его католическом выражении, под эгидой Римской курии и папского Святого престола выработало свою геополитическую программу покорения славян – язычников, схизматиков, создания латинской империи под руководством римских пап. В широком плане эту программу можно назвать геостратегией крестовых походов «Drang nach Osten» и «Drang nach Norden», которая работает и поныне. Захват, покорение и латинизация славян Западной, Северной и Центральной Европы, естественно, вызвали ответные действия русо-славянских народов, прежде всего северных, которые известны в истории как походы норманнов, викингов. В духовно — геополитическом контексте это также были крестовые походы периода духовной эволюции русов-индоевропейцев, их перехода от языческо-ведической к христианской и христианско-православной традиции.
В обобщённом виде геополитические коллизии постхристового времени можно назвать Католическими крестовыми походами на Восток и, аналогично, Православными крестовыми походами на Запад. Разумеется, эти два тесно взаимосвязанных явления, имеют множество уровней и подуровней, структур и подструктур, тайных и явных, политических, военных, оккультных, религиозных, этнических и террористических организаций, многие из которых действовали и продолжают функционировать как на той, так и на другой стороне, преследуя свои собственные интересы.
Так, оккультные каббалистические сефардские силы играли существенную роль в стратегии католического религиозного центра, каббалистические ашкеназские слои вносили хаос в православно-государственные планы Византии и Руси. Созданный иудаистским центром и включенный в геополитическую борьбу ислам был использован, с одной стороны как инструмент сокрушения православия и имперской государственности Византии. С другой – как угроза захвата христианской Европы и ширма для проникновения и закрепления позиций еврейства в католических и протестантских европейских государствах. С третьей – тюрско-мусульманский натиск на Степь и Русь-Россию прервал развитие империи Чингисхана по русско-христианскому пути и разрушил могучую степную государственность, превратив её в конгломерат мелких племенных образований, принявших ислам. Также как и в Европе, вместе с исламом усилилась и закрепилась «еврейская парадигма» в Степи и на Руси. С четвёртой стороны – нет худа без добра – исламская военно-политическая сила отвлекла на себя часть крестовых походов Ватикана, тем самым ослабила католическое наступление на земли Руси и молодую русскую государственность.
Создав и подготовив нелегитимную династию майордомов пипинидов-каролингов католический и средиземноморскорасовый, семито-негроидный юг в середине VIII века перешёл в активное наступление. Была свергнута легитимная и законная арийская славяно-русская православная царская династия Меровингов. Государственный переворот, осуществлённый холопами Меровингов, стал началом уничтожения славяно-русских народов, их государственности, духовности, языка, культуры и письменности в Западной, Центральной и Северной Европе. В 800 году папа Лев III при сомнительных обстоятельствах возложил императорскую корону на не научившегося ни читать, ни писать Карла Великого, что означало фактическое отделение западной части Римской империи от восточной, нарастание коллизий с Византией и Константинопольским двором, а также крах надежд на восстановление единства христианского мира.
Вероломный вызов Римской курии и католического папского престола спровоцировал геополитический русо-славянский ответ. В наступление на Запад и, прежде всего, на его духовные центры, католические монастыри пошли варяги-норманы, народы Северной Скандинавской Руси.

 vikingПоходы северных русов — викингов

Мировая ситуация на начало эпохи викингов выглядела следующим образом. Начальный этап государственно-политического строительства на новой духовно-религиозной основе католицизма, православия и ислама в основном завершён. Ойкумена поделена на три конкурирующие империи: Священную Римскую империю, Византийскую империю – подлинного наследника Рима русов-этруссков, оплот Православия и Арабский Халифат. Восточно-сибирский русо-скифский мир Рассении, во многих своих частях несторианский, отдыхал в ожидании второго Атиллы – Чингисхана. Русь, будущая Россия, только знакомилась с христианством, как католическим, так и православным, ещё не зная, что её славяно–арийская, ведическая вера генетически и архетипически предрасположена к эволюции в православие – новую подлинную веру и религию белой расы, религию, которая станет державообразующей. Независимыми и не перешедшими к новой государственности остаются русы-викинги Скандинавии и русы-славяне Центральной и Восточной Европы, исповедующие в значительной степени арианство.
Эпоха норманнов – викингов датируется VIII – ХII веками. Целями походов викингов стали многочисленные земли, города, крепости, монастыри Европы, где они на короткое время устанавливали русо-славянские общественно-государственные формы правления, восстанавливали Русскую власть и Русский порядок. В качестве основных можно назвать следующие вехи геополитической экспансии русов-норманнов. Католические монастыри-крепости, города, острова Британии (789, 793, 794, 795-800 гг.), Фрисландия и Франция (810-834), создание княжества в Ирландии, основание Дублина, закрепление на острове Мэн (839-841), Испания, Лиссабон, Севилья, попытка выйти на Рим с юга (844), Париж и Гамбург – бастионы католического Рима в Европе (845), неудачный морской поход на Рим (859), Новгород, Псков – обращение за помощью к Скандинавским сородичам и приход русов-князей Рюрика, Синеуса, Трувора с дружинами для усмирения, замирения и обложения данью переселяющихся с Урала угро-финских племён (855-862), Англия – восстановление законной власти русов (866-874) и поражение под Эдингтоном (878), осада Парижа (885), установление «русского ряда» — «области датского права» на части земель Англии, потеря Лондона (886), Нормандия – княжество вождя русов Роллона (911), объединение территории современной Дании князем русов Гормом Старым (936), князь русов Яралад Синезубый становится правителем датских земель (945) и принимает католическую веру (960), Галисия – третья святыня христианского мира, с мощами апостола Иакова, конечная цель похода в Х111 веке чингизида Батыя (968), викинги уходят на службу в варяжскую гвардию Византии и Руси (980 – е гг.), открытие Гренландии (982), поселение викингов в Северной Америке – Винланд (986), русы-даны правят Англией (1013-1042), Англия – князь Нормандии Вильгельм Завоеватель побеждает в битве при Гастингсе и становится послушным вассалом Рима (1066).
Итак, конец первого тысячелетия – завершение эпохи викингов. Закончена в основном романно-германская экспансия на север Европы, в Скандинавию. Княжеско-аристократическая элита норманнов в основном обращена в католичество, разобщена, превращена в вассалов, включена во властные структуры королевств. Наиболее непримиримые русы-викинги ушли в Новгородско-Киевские земли, чтобы через короткое время продолжить православные крестовые походы на Запад в составе великой русо-арийской империи Чингисхана, Святой Руси – России.
В этот период народы Руси – Рассении, Русколани, Русской равнины, их отдельные представители – племена, роды, ханы, князья, воины — принимали христианство и его версии неоднократно, начиная с Андрея Первозванного, который дошёл до сакральной столицы ведической Руси — Валаама и крестил там православных волхвов. . Русский летописец Нестор в «Повести временных лет» говорит, что помимо Малой Азии, Фракии, Македонии, Скифии, Причерноморья Андрей Первозванный пошёл вверх по Днепру до местоположения нынешнего Киева и водрузил на киевских горах крест. Далее на север апостол достиг славянских поселений на месте современного Новгорода, а затем около нынешнего села Грузино, что неподалёку от Санкт-Петербурга, водрузил свой жезл.
Апостол Андрей не мог создать и не создал на русо-славянских землях новой церкви и православного государства, ибо время для этого ещё не настало. Но он посеял первые зёрна христианства, которые должны были дать обильные всходы. По прошествии веков из этих зёрен родилась православная церковная организация, которая воспитала княжеско-царскую власть и создала Святую Русь – Великую Россию.
Далее христианство стало распространяться по многим славянским землям. Так Азово-Кавказская (Черноморская) Русь, Тмутараканская, Крымская и др. имели христианское население с первых веков после РХ. Однако, эти индивидуальные и групповые движения затухали и забывались без симбиоза с государственными структурами, очевидно, в силу их неразвитости. Историки называют несколько «крещений Руси». От апостола Андрея в 1 веке. От цареградского патриарха Фотия, во время царства Василия I Македонянина – Аскольдово крещение древнерусской княжеско-аристократической элиты и части народа – около 860 года. Крещение при Великой княгине Ольге, в христианстве — Елене – около 955 года. Крещение Киевской Руси при Владимире Святославиче – 986 – 989 гг., который, по существу, придал исконному русскому православному христианству статус государственной религии. Так или иначе, замещение славяно-арийских общинно-родовых верований, регулировавших преимущественно отношения с природой, христианской религией как регулятором социальных и политических отношений, в силу их совместимости растянулось вплоть до современности. Этот факт говорит о терпимости и преемственности ведическо-православной духовности.

www.donnews.ru

Памятник Андрею Первозванному

На рубеже 1-го и 2-го тысячелетий имели место глобально значимые геополитические коллизии. Во всемирной истории эти события зафиксированы как Западные крестовые походы на Восток и походы Чингисхана, Батыя, Хулагу хана, Тимура на Русь, в Европу, в Китай, в Среднюю Азию, Персию, на Ближний Восток, в Палестину, Египет.
Интерпретация этих событий Русской геополитикой может быть рассмотрена в контексте противостояния четырёх духовно-геополитических сил:
— христианско–католическо-европейской,
— христианско–православно-византийской,
— иудео-магометано-семито-арабской
— христианско-православно-славяно-арийской, т.е. русской.
Здесь русский, христианско-православный-славяно-арийский компонент рассматривается с так называемым «татаро-монгольским» в едином комплексе, как симбиоз Руси и Степи, как единая система славяно-арийских, индоевропейских народов Восточно-Сибирского скифского мира, Рассении, Русколани, архипелага Азово-Черноморской, Тмутараканской, Галицкой, Литовско-Польской, Киевской, Владимирской, Московской, Новгородской и других русских земель – Руси. Основанием для такого тезиса является то, что те, кого с недавних времён называют татаро-монголами были антропологическими славяно-русами представителями белой расы и, частично преодолев дохристианские верования, исповедовали с IV века и вплоть до распада в ХV веке христианство в его ранних версиях, главным образом несторианство, а так же некоторые элементы религии Бон, митраизма, шаманизма, тенгрианства. У чингизидов сложились вполне комплиментарные отношения с православием и Русской православной церковью Восточной Руси.
В более детальном изложении духовная геополитическая ситуация может выглядеть следующим образом. Ко второй половине 1-го тысячелетия западная окраина Великой Тартарии была уже достаточно хорошо знакома с новой религиозной формой древней веры русов, славяно – ариев — христианством. Этому способствовали многочисленные торгово-экономические, военно-союзнические и конфронтационные связи русов-славян с умирающим старым Римом и поднимающейся Византией, с формирующейся новой славяно-русской Европой и затухающей индоевропейской цивилизацией Ближнего Востока.
Эпоха крестовых походов начала 2 тысячелетия н.э. свидетельствует о тектонических подвижках в духовно-религиозном сознании Западной Европы, Византии, Руси и Степной русо-славянской империи Чингисхана – Великой Орды. Это связано, прежде всего, со складыванием и доктринальным оформлением религиозных положений основных конфессий, их внедрением, укреплением и влиянием на государства, освящением приёмов и способов хозяйственно-экономической деятельности, внутренней и международной торговли, активизацией в связи с этим ересей и гражданских войн, межгосударственных вооружённых конфликтов, научно-идеологических, культурно-мировоззренческих коллизий и др.
Разделение религиозных концепций и естественное разделение в связи с этим церкви закономерно сопровождалось разделением сфер в геополитике. Это процесс происходил очень медленно и окончательно оформился к ХI – ХII векам. Русские киевские земли приняли на государственном уровне крещение именно тогда, когда духовное и церковное разделение, а значит и геополитическое, по существу свершились. При княгине Ольге была большая вероятность принять латинство от папы Римского, германского епископа Адальберта Магдебургского, однако Русь приняла веру из рук греческих древлеправославных священников. В степной части Руси христианская епархия уже давно существовала. В актах Константинопольского собора 449 года она называлась «Скифия» со столицей Томы (Констанция), одним из её епископов был отец Александр, живший на Дону.
На западе Европы сформировалось христианство деформированное семито-хамитским вторжением с юга, маранами и морисками, восторжествовало агрессивное католичество папо-цезаристского характера, густо замешанное на иудаизме сефардского толка. В центре и на севере набирали силу реформистские тенденции, оформившиеся позднее в различные течения протестантизма с ашкеназским субстратом.
В результате геополитической активизации иудео-магометано-семито-арабского феномена Византия стала ареной борьбы религиозной идеи «освобождения гроба Господня» и мирской имперской экспансии Запада на Восток во многом мотивированной «еврейской парадигмой» венециано-генуэзской торгово-ростовщической империи. Возникла Латинская империя и ряд других крестоносных государств на территории Византии, духовный христианско-православный центр из захваченного Константинополя переместился в Никею – осколок византийской империи.

i_029

Взятие Константинополя крестоносцами в 1204 году

На Руси, принявшей ортодоксальное православие из Византии, от Иерусалимской православной церкви шла не утихающая борьба Церкви с оставшимся и сохранившимся на многие века мощным влиянием иудео-хазарии на пространствах от Кавказа и Крыма до Пскова и Новгорода. Князь Святослав, одержавший ряд военных побед над Хазарским каганатом, разгромив главным образом военную силу, наёмные вооружённые банды степняков, конечно, не мог остановить этнической экспансии юга и Кавказа в русскую арийскую среду. Не мог он также устранить иудейский контроль над торговым трафиком «из Варяг в Греки», Волжским путём, а так же «Великим шёлковым путём», частично проходившим через Кавказ и Хазарию в Крым и Европу. Кроме того, сохранению иудейского духа, его перманентной агрессии в православие во многом способствовала сложившаяся и укрепившаяся на основе Магдебургского права общеевропейская инфраструктура еврейских факторий, получившая название Ганзейский торговый союз с центром в германском городе Любеке – своего рода транснациональная корпорация – ТНК того времени.
С ХI- ХII веков Великий Новгород стал форпостом Ганзы не только на северо-востоке Руси, но и на землях других славянских народов. Со временем внутренняя объединительная геополитика Церкви и Московского государства пришла в противоречие с центробежными тенденциями Новгорода, его стремлением к семито-латинскому центру силы. К концу XV в. сформировался новый этнос московитов и его представители перестали воспринимать реликт Древней хазарской Руси — новгородцев — как «своих» и обоснованно рассматривали поступки новгородцев как измену общерусскому делу. Индикатором этнической симпатии к этому времени в полной мере стало православное вероисповедание. Новгородцев, выбравших союз с католиками, московиты приравнивали к язычникам. Иван III шел на Новгород «не яко на христиан, но яко на язычник и на отступник православья». После непродолжительного сопротивления новгородцы подчинились воле Москвы. Знатнейшие семейства Новгорода были переведены в различные области великого княжества как служилые люди. Так этнический осколок древности был включён в состав нового московского этноса.

ostr078aГанзейский спрут

Ганзейские купцы в этом противоборстве заняли внешне выжидательную позицию, но тайно активно помогали прикормленному новгородскому боярству, новгородской оппозиции в борьбе с Москвой. При Иване III так называемая Новгородская республика вместе с ганзейской слободой были ликвидированы. Здесь важно то, что наличие ганзейской конторы в Новгороде в самый расцвет её деятельности во второй половине ХV века обусловило появление такого феномена как «ересь жидовствующих». По существу, это была закономерная деформация традиционного русского духовно-религиозного пространства в силу иудейского характера самой торговли, в которую была вовлечена значительная часть населения Новгорода и поэтому отчаянно сопротивлялась установлению и сохранению православно-христианских законов. Духовную заразу «ереси жидовствующих» Ивану III уничтожить не удалось, она переметнулась в Москву в великокняжеские и патриаршие палаты, в Государство и Церковь. Борьба с ней идёт по сей день. «Еврейская парадигма» продолжает работать. Элементы «Русского» Каганата сохраняются.
Характеризуя духовно-геополитическую конкретику первой половины 2-го тысячелетия необходимо отметить следующее. В процесс становления и развития Византийской, Славяно-Европейской, Русско-Степной белых христианских цивилизаций активно внедрился семито-хамитский, иудео-мусульманский компонент. Основная его жизнедеятельность протекала в непроизводительных паразитарных социальных нишах. Организационной формой стали наднациональные и надгосударственные торгово-ростовщические империи, объединявшиеся договорно-правовыми нормами по типу Магдебургского и Ганзейского. В настоящее время уверенно можно говорить о четырёх таких геополитических формированиях:
– венециано-генуэзской-флорентийской империи в средиземноморском регионе,
— голландско-английской империи — после вытеснения Камбрейской лигой венецианской торгово-ростовщической олигархии на северо-запад Европы и перемещения центра в Амстердам, затем Лондон,
— хазаро-ганзейской империи в Восточной и Западной Руси и на севере Европы,
— трансконтинентальной «шёлковой» империи Восток – Запад – из Китая в Европу.
Духовное «окормление» этих империй и, естественно, обогащение за их счёт во многом принадлежало Римской курии. Более того, сами папы стали избираться из представителей олигархических еврейско-ростовщических семейств. Помимо подчинения политических структур католическому духовному центру через кардиналов и епископов имело место прямое внедрение представителей банковских династий в правящие герцогско-королевские, аристократические дома белой Европы. Классический пример – четырёхсотлетняя олигархия Медичи — папы Римские, герцоги Тосканские, Флорентийские, королевы французские и т.д. Именно они породили «возрождение» и довели Тоскану, Флоренцию, всю Италию «почти до полного одичания».
Дальнейшим следствием развития торгово-ростовщических империй стала мировая геополитическая экспансия и образование обширных колониальных империй – испанской, португальской, английской, французской. На захваченных территориях в Центральной, Южной, Северной Америке, Африке, Азии, Индии и Индонезии происходило ограбление и уничтожение населения, развивалась работорговля. Жестокость западноевропейской иудеокатолической цивилизации здесь проявлялась с особой силой.
Русо-славянские народы Балкан и Южной Европы, прежде чем утвердиться в православии, первоначально восприняли христианство в его арианской версии, что было следствием духовных борений, развития ересей, иконоборчества, отступничества в самой Византии, императорских династиях, патриарших и других церквях Вселенского православия. Как уже говорилось, достаточно долгое время арианство исповедовали готы, лангобарды, франки, так называемые вандалы, другие германские народы, балтийские славяне, варяги…

 443-1

Карта крестовых походов Запада на Восток

Геополитическим отражением духовно-религиозной борьбы начала 2-го тысячелетия стали крестовые походы против ислама. Известные классические девять походов, совершённые с Запада на Восток в ХI – ХIII веках, не отражают всей полноты картины геополитического противоборства. Были и другие крестовые походы, которые так и назывались и, более того, имели то же самое геостратегическое содержание и преследующие цель расширения духовного геополитического пространства, борьбу с так называемыми схизматиками. К таковым можно отнести Альбигойский или Катарский крестовый поход 1209 – 1229 гг., походы по приказу папского престола на Северо-Восточную Русь шведов и тевтонов 1240 – 1242 гг. и др. Одним из последних крупных походов в защиту веры был крестовый поход 1443 – 1444 гг. по призыву папы римского Евгения IV на Варну. Силами в основном поляков и венгров была предпринята попытка остановить продвижение в Центральную Европу османских войск, которые уже захватили Балканский полуостров. В ноябре 1444 года в битве при Варне крестоносцы были наголову разбиты турецкими войсками. Победа через четыре года в битве на Косовом поле позволила туркам в дальнейшем взять Константинополь (1453 г.) и вернуть контроль над Сербией (1459 г.). Ислам надолго укрепил свои позиции в подбрюшье Европы.
С ХII по ХV век действовала геополитическая тенденция, получившая название Северные или Балтийские крестовые походы. Это были войны немецких, датских, шведских рыцарей против славяно-арийских народов карелов, финнов, эстов, ливов, лютичей, поморян, бодричей, пруссов, земгалов, жемайтов, куршей, литовцев и др., которые уже были знакомы с христианством арианского толка, но в основном исповедовали древние воззрения славяно-русов и придерживались ведических традиций и обычаев. Целью этих походов являлось распространение католичества и искоренение так называемого язычества, т.е. народных верований и, зачастую, самих язычников — самого народа. Наиболее значимыми и длительными были Вендский, Ливонский, Прусский крестовые походы, походы на Литву и Русь. Захваченные земли Поморья, Пруссии, Финляндии, Карелии колонизировались и на них создавались новые государственные структуры – герцогства, маркграфства, военные организации духовно-рыцарских орденов. Сохранить свою независимость удалось Литовской Руси, которая уже имела государственную форму Великого княжества и землям Жмуди (Жемайтии).
В ХIV – ХVI веках идея крестовых походов не угасала поскольку турки османы, объединив земли других мусульман под своей властью, продолжили натиск на запад и север, захватили Константинополь и проникли вглубь Европы. Последовала активная исламизация, семитизация и тюркизация христиан Кавказа и Крыма, южных регионов Руси и многочисленных народов Великой Степи, что стало этно-духовной предпосылкой междоусобиц и угасания Ордынской империи. Своего рода крестовый поход имел место в 1571 году когда Священная лига разгромила османский флот при Лепанто.
Идея крестовых походов освящала воинствующий прозелитизм католической церкви против славян Центральной, Северной и Восточной Европы, Земель православной Московии и Российской империи. Этот дух геополитической непримиримости присутствовал в организованных на деньги Венеции и Генуи набегах степных банд на русские города и сёла, в стратегии нечингизидской Мамаевой Орды, в исламизированной и тюркизированной Большой Орде хана Ахмата и во многих других кампаниях. С полным основанием в этот ряд можно поставить польско-шведскую агрессию в начале ХVII столетия, походы Карла ХII, Наполеона и других. Наконец, до сегодняшнего дня крестовыми походами именуются, и это соответствует действительности, войны Запада против Российской империи, СССР, планы разгрома православного русского народа, расчленения России.
Так или иначе, задача геополитического ответа семито-католическому Западу стала решаться наиболее опытной организованной силой — Византийским ортодоксальным православием, совместно со своей молодой «дочкой» на землях Руси — Русской православной церковью. Были в основном отвергнуты иудаизированные еретические формы религии (арианство, католическое и протестантское влияние, преодолевался ведизм, местные языческие особенности…). Процесс протекал непоследовательно, противоречиво в силу многих причин, в том числе и в результате семитского проникновения в РПЦ. Однако, в этот период наиболее организованной и боеспособной силой была не Лесная, а Степная Русь – сюзерен Северо-Восточных Русских земель.

На пространствах Великой Евразийской Орды

Уже говорилось, что на степных пространствах от Китая и Японии включительно, Средней Азии, Среднем и Ближнем Востоке, до Балкан доминировало в основном христианство в его несторианской[9] форме, смешанное с тенгрианством и рядом других языческих воззрений. На таком духовном фундаменте формировалась имперская государственность Чингисхана и чингизидов, а также развивались взаимоотношения с Юго-Западной и Северо-Восточной Русью.
Сам Чингисхан по облику был светловолосым и светлоглазым, т.е. антропологическим русом, индоевропейцем. Некоторые исследователи считают его угром, что сути не меняет. Родом происходил из Прибайкалья, территории древнего восточносибирского скифского мира. По вере был ближе к тенгрианству и несторианству. Одной из целей, вокруг которой он сплотил «людей длинной воли», было намерение оградить земли и народы Алтая от нравственного разложения семитами Великого Шёлкового пути. Ядро его войск составляли исконные русские сибиряки. Чингисхан предпочитал больше доверять православным князьям северо-восточной Руси, чем южнославянским и западным землям, поражённым латинством и хазаро-еврейством.
Потрясатель Вселенной Чингисхан восстановил и взял на вооружение древнюю, русскую «национальную идею», которая на несколько веков определила мировоззрение и геополитику чингизидов и христианского ядра Великой степи. Идея состояла в том, чтобы первоначально объединить степные земли и народы в единой имперской государственности, затем инструментом этого централизованного христианского государства воссоздать русо-славянскую державу от Тихого до Атлантического океана. Чингисхан, завещая своим потомкам дальнейшее расширение Империи, в качестве главного видел западное стратегическое направление – ответный крестовый поход в Южную и Западную Европу по пути своих арийских предшественников хунну – гуннов. Конечная цель была достичь «последнего моря».
Для этого была принята Великая Книга Ясы и начата реализация восточной, южной, западной и северной геостратегии, в дальнейшем продолженная чингизидами, хулагидами и, очевидно, вследствие геополитической инерции, омусульманинными и тюркизированными тимуридами. В ХV – ХVI веках, когда ослаб русский христианско-языческий компонент государственности, а на первые роли вышла тюрско-мусульманская прослойка последовало закономерное крушение Великой империи. Позже эта геополитика была наследована Московским царством и Российской империей, в которой была ёмко сформулирована вторая часть русской национальной идеи – Третий Рим и Православие, Самодержавие, Народность. К слову, во Второй мировой войне 1939 – 1945 годов этот русский глубинный архетип возродился в СССР и уверенно сработал в неафишируемом провокационно-коммунистическом лозунге «Дойдём до Ла-Манша!». Другой формой этого архетипа стал проект воссоздания Европейского Славянского союзного конфедеративного государства. Однако, сионистско – коммунистическое крыло КПСС не дало осуществиться этому русо-славянскому проекту и в начале 60-х годов его похоронило. Победил «пролетарский интернационализм».
Более двадцати лет потребовалось Чингисхану и его наследникам для расширения своей империи на восточном и южном направлениях. Только к 1234 году чингизидами были в основном решены задачи в Северном Китае. Была захвачена столица империи и центр китайской еврейской общины Кайфэн. Заступничество одного из советников Чингисхана спасло город от полного разрушения. Государство Цзинь пало, однако, ещё в течение 45 лет продолжилась война с Сунской империей. Была присоединена Южная Сибирь, вся Корея, среднеазиатское мусульманское государство Хорезмшахов, завоёваны Иран, Закавказье и земли аланов на Северном Кавказе. Выход с юга в половецкие степи обозначил, по существу, начало реализации северного геополитического вектора. Половцы отступили на запад в сторону границы Киевских земель и попросили помощи у русских князей. Чингисхан не планировал воевать с Русью, однако опрометчивое и недальновидное убийство ордынских несторианских послов сделало столкновение неизбежным и надолго обусловило враждебные отношения между русским православием и несторианскими священниками, которые перестали допускать к причастию православных верующих. Весной 1223 года объединённые силы южнорусских князей и половцев были жестоко разгромлены на реке Калке. Дальнейшее движение на север при жизни Чингисхана продолжилось до Волжской Булгарии.
Реализацию задач на западном и северном русском геополитическом направлениях чингизиды продолжили через десятилетие. В 1235 году, закончив в основном с войной в Китае, курултай принял решение о походе на Запад. Кампания готовилась обстоятельно, через купцов и евреев, контролировавших Великий Шёлковый путь от Китая до Испании, собиралась разведывательная информация о землях и народах, вероисповеданиях, возможных союзниках и противниках. Предстояло решить множество проблем от дипломатических и финансово-экономических до обеспечения войск продовольствием, фуражом, местной живой силой и т.п. Договариваться и/или воевать предстояло с половцами и булгарами, Владимирской, Новгородской, Московской и Литовской Русью, Польшей, Венгрией, Чехией, Балканскими народами и, надо полагать, с католической Европой, прежде всего Венецией, Генуей и Италией. Очевидно, важно было обеспечить на всё время похода стратегический нейтралитет Латинской империи на территории Византии и Германской империи Гогенштауфенов, которая жёстко противостояла папскому престолу Григория IХ. В обязательном порядке чингизидам необходимо было наладить дружеские союзнические отношения с Византийской и Русской православными церквями и их епархиями в различных княжествах.
Судя по имеющейся исторической информации, при организации и в ходе самого похода по наиболее твёрдо стоявшей в Православной вере Северо-Восточной Руси христианам Батыя удавалось договариваться с иерархами Русской православной Церкви и некоторыми князьями. Поэтому разгром ратей и разорение Рязанской, Владимиро-Суздальской, Московской земель были осуществлены в достаточно щадящем режиме, а Новгород удалось избавить от нашествия. Кроме того, очевидно, что захваченные города стали базами для отдыха и пополнения Батыевых войск в суровых условия зимнего похода. В дальнейшем князья были обязаны выплачивать дань для содержания степной армии и участвовать в походах на прозападные русские земли и в Европу.
Поход Батыя в 1242 году через Польшу, Чехию, Венгрию до Адриатики был русско-византийским православным геополитическим ответом на экспансию неандертало-негроидного Запада. Одновременно это была и помощь союзнической роли Священной Римской империи германской нации Гогенштауфенов. В это же время император Фридрих II Штауфен, всегда верный салическим франкам, предпринял собственный поход на католический Рим папы Григория IХ.

6022b4b635cfФридрих 11 Гогенштауфен

Процесс подготовки похода Батыем занял около 5 лет. Поэтому, Ватикан, имея данные о разрабатываемой стратегической операции, предпринял превентивные меры и задействовал шведскую корону и рыцарский орден Тевтонов для нападения на Северо-Восточную Русь в 1240 и 1242 гг.
После отдыха и накопления сил в 1239 – 1241 годах продолжилось движение чингизидов на запад, были разгромлены Южная Русь, Черниговское княжество, Киев и Галицко-Волынское княжество. Объединив восточные и западные русские земли, пополнив тумены дружинами русских князей и бояр, Батый стал готов к выполнению главной геополитической задачи – ответному удару по католической Европе и папскому престолу в Риме. Основными целями Русской христианско-православной стратегии были остановка и отбрасывание западноевропейской экспансии и разгром католических рыцарских Орденов, помощь Никейской империи и Византийской православной церкви в борьбе против Латинских крестоносных государств и возвращение Константинополя, предотвращение мусульманизации Ближнего и Среднего Востока и защита тем самым собственного южного подбрюшья, а также укрепление РПЦ на русско-славянских землях.
О духовно-религиозных и геополитических истоках этого похода говорят записи Иво — французского священника из Нарбонны. Находясь в Вене, Иво записал рассказ англичанина, попавшего в австрийский плен, который около 20 лет служил переводчиком ханской ставке Батыя. Иво перечисляет причины, затеянного чингизидами западного похода, которые, как правило, тесно связаны с общим замыслом и целями. Среди них – перенос к себе мощей царей-волхвов из Кёльна, принёсших дары младенцу Иисусу. «Положить предел жадности и гордыне римлян, которые в древности их угнетали». «Покорить», надо понимать объединить, помочь варварским и гиперборейским народам, смирить тевтонов. «Научиться у галлов военному делу». Захватить плодородные земли. Наконец, совершить паломничество к Святому Якову — первому христианскому апостолу великомученику, захоронение которого было обнаружено в IХ веке в Галисии на северо-западе Испании, т.е. достичь «последнего моря». Красноречивым свидетельством является также письмо Батыя папе, которое в конце 1230-х годов венгерский монах Юлий привёз в Рим. В нём Батый обращается к Григорию IХ с требованием немедленной капитуляции не просто как к одному из западноевропейских владетельных правителей, но как к субъекту вполне геополитического уровня: «Я знаю, вы богатый и могущественный царь… (но) для вас будет лучше, если вы покоритесь мне по собственной воле». Как бы там ни было, очень многое говорит о фундаментальной геополитике чингизидов и сводить западный поход Батыя к примитивному грабежу цивилизованных европейцев дикими монголами язычниками это значит скрывать истинную геоисторию наших предков.
В соответствии с очевидными стратегическими договорённостями Батый двинулся в поход на Запад в 1241 году и в то же время подступили к Риму войска Германского императора Фридриха II Штауфена с целью смещения папы Григория IХ и захвата Римского престола. Фридрих остаётся там до мая 1243 года. Судя по всему, он нисколько не опасался за свои южные границы, на которых находились русско-ордынские войска Батыя.
Император Священной Римской империи германской нации Фридрих II продолжил политику Гогенштауфенов по установлению имперского господства в Италии и вступил в острый конфликт с Римской курией, узурпировавшей с 1У века папскую власть. Курия – главный административный орган Святого Престола и Ватикана делала все, чтобы подчинить себе не только королевские дома Европы, но и добиться всемирной светской власти. Фактически Curia Roma управляла в Риме задолго до Рождества Христова. Curia – первичное значение шайка, двор, товарищество. Ей отдавался приоритет в создании латинского языка – древнего «эсперанто». Члены курии в своей деятельности в полной мере использовали эзотерические знания, чёрную магию, вызывали «чудеса» и т.п. Именно курия была невидимой властью, которая в Древнем Риме руководила сенатом, а при империи – императорами. Сенат провозгласил курию непогрешимым оракулом, а её главу – верховным понтификом, наименованием которое сегодня носит папа Римский. Римская курия как геополитический субъект имеет значительный вес в современном глобальном мироустройстве.
Фридрих II был по происхождению норманном и германцем, т.е. русом-славянином и имел общий признак со своими предками – являлся умным, образцовым представителем русо-германской владетельной семьи и военной касты, добивавшейся объединения Западной Европы на монархических имперских принципах и восстановления законного права на управление землями, захваченными в результате этнической экспансии семито-хамитов, берберов, маранов, сделавших своим изощрённым и могучим инструментом папский престол в Риме. Фридрих всегда оставался верным салическим франкам и салическому закону, по которому монархический престол наследуется членами династии по нисходящей непрерывной мужской линии отца к старшему сыну и т.д. Отправляясь в начале 40-х годов ХIII века на завоевание папских земель, не мог, разумеется, не учитывать общности своих геополитических интересов с интересами молодой, обороняющейся от латинства, русской государственности, её степной военной организации Золотой Орды чингизидов, православной Византийско-Никейской империи и Русской православной церкви.
Однако, геополитическая ситуация в целом находилась под контролем папского престола и менялась не в пользу Германской империи. Если на первом этапе «папской революции» V – VIII веков жертвой стала династия Меровингов, то на её втором этапе ХI – ХIII веков усилия Римской курии были направлены на свержение династии Гогенштауфенов (1138 – 1254 гг.), которые вполне успешно правили Западной Европой. Несмотря на то, что были крещены по католическому обряду они стремились установить отношения государства и церкви по примеру Византийской «симфонии властей». В противостоянии Гогенштауфенам папы сплачивали средиземноморские города и образовали Ломбардскую лигу, поддерживали евреев и запрещённое церковными канонами ростовщичество, подняли восстание и свергли Фридриха I Барбароссу. Последним императором стал его внук Фридрих II, неоднократно отлучённый папой от церкви.
Со смертью папы Григория IХ в 1241 году и избранием в 1243 году на папский престол Иннокентия IV, генуэзца, марана Синибальдио Фиески, откровенного юдофила, претендента на верховную светскую власть, сделавшего Тевтонский орден своим военным инструментом на Востоке против русских земель, ситуация вокруг династии ухудшилась. В 1245 году на Вселенском соборе Иннокентий IV добился низложения Фридриха II с императорского трона. В разгар войны с гвельфовской пропапской Ломбардской лигой в 1250 году Фридрих II неожиданно умер. С его смертью завершилась объединительная политика германских императоров и династия Штауфенов потерпела поражение. Победила Римская курия. В Священной Римской империи начался династический кризис и длительный период междуцарствия. Вступление на престол в 1273 году династии Габсбургов не привело к централизации верховной власти, центробежные тенденции продолжали нарастать, а роль правителей региональных княжеств усиливаться.
Итак, во время Западного похода 1241 – 1242 годов войска Батыя, Субедея и Бурендея, состоявшие в основном из русских и ордынских христиан, разбили польского князя Генриха Благочестивого и венгерского короля Белу IV, которые активно насаждали католичество в русских землях. Прошли также по Чехии, Австрии, Болгарии пересекли замёрший Дунай и вторглись в Хорватию, захватили Загреб, вышли к Адриатике. Уже рукой было подать до Венеции, а там Рим и Галисия. Однако, из Каракорума пришло известие о смерти великого хана Угедея – сына Чингисхана. Великий Западный поход пришлось сворачивать.
После свержения династии Гогенштауфенов основным направлением наступления крестоносного латинства становится Православная Русь. Защититься своими силами от организованных рыцарских армий с латной конницей и арбалетчиками лесная Русь, раздробленная на многие княжества, без существенной военной силы, конечно, не могла. Можно было выиграть одну-другую битву, как например на Чудском озере, но не длительную войну. А такая война была неизбежна, так как папа объявил крестовый поход против православия. Русь как западную, так и восточную ожидала участь Византии, захваченной венецианскими евреями совместно с крестоносцами в 1204 году, разграбленной и лишённой своего духовного православного имперского центра – Константинополя.
В этой непростой ситуации восточная Русь сделала важный шаг в сфере внутренней геополитики. В 1243 году князь владимирский Ярослав Всеволодович на съезде русских князей предложил заключить союз с главой рода Борджигинов Батыем и признать кагана царём, то есть, по существу, узаконить, ввести в твёрдо прописанные юридические рамки объективно сложившиеся отношения между дезорганизованной лесной Русью и своей второй половиной – сюзереном, обладающей огромным военным потенциалом Русской Степью. Сын Ярослава Александр Невский пошёл дальше, заключив с ханом Берке оборонительный союз, а также побратавшись с сыном Батыя Сартаком, крещённым по несторианскому обряду. В результате крестовый поход не состоялся, проникновение латинства и еврейства затормозилось. Таким образом, Русская земля вошла в состав улуса Джучиева, не потеряла автономии, отстояла право не облагать данью некоторые княжества, церковные и монастырские земли, сохранила православную веру и культуру, унаследованную от Византии. Будущая Великороссия примкнула к Золотой Орде и, по существу, оказалась на одном уровне с Белой и Синей Ордой в Джучиевом улусе. Западные и южные русские княжества, которые по собственной воле отказались от союза со степной империей, были позже захвачены окатоличенными Польшей и Литвой.
Итак, крестовый поход в католическую Европу завершился вполне успешно, однако поставленные геополитические цели были выполнены лишь частично. Удалось консолидировать пространства лесной Руси и Степи не только за счёт военной силы, но и на широкой христианско-языческой основе, задержать на некоторое время проникновение магометанства и принятия его в качестве государственной религии Золотой Орды. Главное, что ещё не было сделано это помощь Никейской империи и Византийскому патриарху в борьбе с исламом и возвращение Константинополя из под власти Латинских государств.
Между тем, как упоминалось, крестовые походы с вполне геополитическими целями осуществлялись не только с запада на восток, но и с востока на запад и с севера на юг. То есть, христианские Русь и Степь, при определённом участии заинтересованных Константинополя и Православной Церкви, осуществляли ответные геостратегические операции в Европу, Персию, на Ближний Восток и Иерусалим с попыткой выхода в Египет. В истории об одной из этих акций Восточно-христианских народов невнятно говорится как о «жёлтом крестовом походе».
После смерти сына Чингисхана Угедея великим ханом в 1246 году был избран Гуюк, сын Угедея. Сам Гуюк склонялся к православию и, не имея достаточной поддержки среди сподвижников — ветеранов, приглашал на совет в Орду византийских, сирийских, кавказских и русских священников, заинтересованных в продолжении похода на католическую Европу. Планировалось продолжение западного похода, поэтому необходима была поддержка православных стран в войне, которую объявил православию Ватикан. Несториане же видели в римо-католиках союзников и не желали войны с европейскими государствами и папским Римом. Верхушка несториан – уйгурские финансисты хотели покорить страны Востока, отнять у еврейско-мусульманских купцов караванные дороги и перехватить огромные прибыли. Прибывший в Орду для переговоров великий князь Владимирский Ярослав Всеволодович был оклеветан боярином-западником из своей свиты и отравлен по приказу матери Гуюка – несторианки Туракины. Видимо, эта несторианская интрига отодвинула договор с православной Русью, который позже был заключён сыном Александром Ярославичем Невским. Однако, союз с Великой Ордой заключила Никейская империя, что позволило православным грекам содействовать «жёлтому крестовому походу» Хулагу хана и впоследствии освободить Константинополь.
После внезапной смерти Гуюка на престол, при поддержке Батыя, был возведён старший сын Тулуя Мункэ – вождь несторианской партии и участник похода в Европу. Остальные дети Тулуя Хубилай, Хулагу и Ариг-буга также были воспитаны в духе уважения христианской религии, хотя по Ясе не могли быть крещены в православие. На курултае 1251 года было решено приостановить западный геополитический вектор, завершить восточный и реализовать южное направление, чтобы помочь Византии. Во главе армий Мунке поставил своих братьев. Окончательное подчинение Китая возглавил несторианин Хубилай и закончил покорением империи Сун. Поход на Палестину – Хулагу хан, жена которого была ревностной несторианкой, а во главе войск стоял фанатичный несторианин племянник Кит-Бука. На оба эти похода христиане возлагали большие надежды, причём несторианская церковь в своих интересах особенно энергично лоббировала «жёлтый крестовый поход».
«Жёлтый крестовый поход» под руководством Хулагу хана начался в 1252 году после тщательной и всесторонней подготовки. Главной идеей похода была защита христианской веры. Первым делом был уничтожен орден исмаилитов-низаритов, ассасинов – шиитское террористическое государство и крепость Аламут в Западной Персии, которое создал тайный иудей Хасан ибн Саббах. В 1258 году пал Багдад, завершено завоевание Месопотамии и покорение Сирии, правитель Насир, правнук Салах ад-Дина подчинился Хулагу хану. Наступление близких по вере несториан было воспринято христианским населением Ближнего Востока как избавление от мусульманского гнёта и иудейского торгово-экономического ограбления. Во всех городах, оказывавших сопротивление, первым делом сжигались мечети, с местными христианами воины делились добычей, с еврейскими торговцами и ростовщиками население разбиралось самостоятельно.
Последней опорой мусульманского мира оставался Египет. Казалось, впереди открывается реальная перспектива создания гигантской христианско-православной Русско-ордынско-византийской империи. К тому же степняки – ордынцы на Востоке для большинства населения, включая принявших мусульманство, были антропологически и этнически «своими» в отличие от семитов арабов и евреев, то есть, были славяно-русами, тюрками, индоевропейцами.
В христианской Европе, узнав о разгроме сарацинов, ликовали и сравнивали Хулагу хана с равноапостольным императором Константином, а его жену – несторианку с равноапостольной царицей Еленой. Казалось, так же, что восстановление изначального единого православного христианства и преодоление схизмы не за горами. Однако, Римская курия и Святой престол смотрели иначе. Заигрывания папы с несторианами, сменились интригами, анафемствованием своих князей, нарушением договорённостей ради конкретной цели восстановить на Востоке Латинскую империю и прерогативы венециано-генуэзцев. Крестоносцы — христиане и египетские мамлюки — мусульмане совместно нанесли неожиданный удар по ордынским войскам. Кит-Буки потерпел поражение, попал в плен и был казнён в сентябре 1260 года. Тем не менее, в июне 1261 года никейские императорские войска, благодаря помощи Орды Хулагу хана, отбили Царьград у крестоносцев, Латинская империя перестала существовать, мусульмане-сельджуки были существенно ослаблены. Очевидно, нельзя однозначно считать, что «жёлтый крестовый поход» завершился неудачей. В геополитическом смысле это была победа, хотя и не полная.
Так или иначе, Великая империя Тартария при Хубилай хане (1260 – 1295) географически простиралась на 4/5 Евразии. Столицей династии Юань был древний город восточно-сибирского скифского мира, нынешний Пекин. Это был самый цветущий период существования русо-арийского государства. Геополитический идеал славянина Александра Македонского – владеть миром – был повторён и осуществлён в ещё больших масштабах ханами – царями Великой степной империи. О политическом размахе русо-славяно-тюркской державы говорит состав курултаев ХIII века, в котором участвовали и считали за честь быть приглашёнными князья, старейшины, администраторы Средней, Северной и Восточной Азии, русские великие князья, грузинские и армянские цари, сельджукские султаны, мосульские и кирманские атабеки и многие другие. С этим мировым центром власти вынуждены были считаться правители со всех концов света, желавшие решать свои политические, дипломатические, административные, торговые и другие дела.

 screen_number_018(12;32;58)

Хубилай хан и его воины.

Это татары? Это монголы?

 screen_number_019(12;33;06)

Донесение Хубилай хану правителю великой

Русо-славянской империи

Русские земли в это время находились под сюзеренитетом Золотой Орды и были небольшой управляемой подсистемой на северо-западе Тартарии. Только через три – четыре столетия Русь-Россия поднимется, нальётся силой и православной мудростью и станет ведущей подсистемой бывшей Тартарии, вновь организует пространства Евразии в соответствии с древним русо-славянским имперским архетипом.
А пока сюзерен Руси Золотая Орда при хане Батые укреплялась и становилась главной, всё более самостоятельной силой в улусе Джучи, поддерживая центростремительные силы Ярославичей и способствуя укоренению православного христианства и церкви. После смерти великого хана Мункэ, сторонника несториан, 1261 году при хане Берке, перешедшем в ислам, в Золотой Орде была учреждена Крутицкая епархия в Сарае и стало возможным обращение в православие степных народов. Несторианство, связанное с царевичами линии Тулуя, стало ослабевать и оказалось за пределами Золотой Орды.
Источниками процветания Золотой Орды были обширные земли с богатыми и разнообразными естественными ресурсами. Большую выгоду Степное государство получало от западного сектора Великого Шёлкового пути, протянувшегося от Китая к Чёрному морю. Из Хорезма караваны шли в Сарай, к Азову и в Крымские порты. Генуэзские фактории в Крыму доставляли товары в средиземноморские страны и Европу. Торговля Запад – Восток осуществлялась также по северному пути через Балтику, Новгород, Днепр и Волгу к Сараю. Как уже упоминалось, это была своего рода торгово-ростовщическая империя, формально соблюдавшая законы конкретного государства, однако полностью пропитанная духом еврейской наживы и, соответственно, целями ослабления и подчинения народа, разрушения его религии и государственности. В этом состояла одна из основных причин гибели как всей Великой империи, так и Золотой Орды.
В то время как на востоке пятый великий хан Хубилай перенёс столицу империи в Пекин и принял буддизм, на юге и западе всё сильнее наступало семитизированное мусульманство. Элита Степного государства, русы-индоевропейцы, славяне, чингизиды хотя и занимали наиболее важные посты в армии и администрации, оставались, тем не менее, небольшой группой, приверженцев Ясы и тенгрианско-христианской веры. В Орду всё больше вливалось народов смешанных с тюркским элементом, уже подверженных враждебному семитскому исламскому влиянию. Начались распри между законными властителями чингиздами и их исламизированными, подпавшими под иудейское влияние противниками – претендентами на ханский престол, а также, конечно, между христианами и мусульманами. В первой половине ХIV века Золотая Орда при хане Узбеке приняла ислам в качестве государственной религии, что стало предпосылкой её упадка и началом выстраивания геополитической субъектности Руси, перехода сюзеренитета над Степью к Московии.
Своему возвышению Москва обязана как географическому, так и духовному фактору. Центральное положение в «Русской Месопотамии» — между Верхней Волгой и Окой – способствовало притоку населения из менее спокойных городов и регионов. Тесная связь с Ярославичами Владимирского княжества обеспечивала Москве успех в соперничестве с тремя другими великими княжествами Твери, Нижнего Новгорода и Рязани. С 1326 года Москва стала местом пребывания митрополита и Русским Православным центром. В 1363 Московия стала Великим княжеством.
«Великая Замятня» 1359 — 1380 годов, когда на золотоордынском престоле сменилось более 25 ханов, стала следствием интриг и подкупа родовой знати, тюркской аристократии, разжиганием христианско-исламских конфликтов иудейской торгово-купеческой верхушкой, городов Поволжья и шёлкового пути, которая никогда не была заинтересована в сильной государственной власти. Смута закончилась объединением чингизидом Тохтамышем, при поддержке эмира Тимура — Тамерлана, сначала восточной части Джучиева улуса, а затем всей Золотой Орды в результате разгрома остатков войск Мамая, после его поражения в Куликовской битве. Восстановив целостность Орда на короткое время подтвердила и укрепила свой сюзеренитет над русскими землями.
Попытка великого князя Московского Дмитрия после победы в Куликовской битве выйти из вассальной зависимости и не платить дань своему царю — легитимному хану Золотой Орды Тохтамышу была преждевременной и дорого обошлась русскому народу. Через два года Москва была разграблена и сожжена, московские земли разорены, все русские князья должны были вновь обращаться к хану за ярлыком на своё правление, регулярный налог-выход с Руси в Орду должен был вноситься своевременно и без отсрочек, княжества — опять поставлять воинские отряды в армию хана. Тем не менее, в Куликовской битве родилась новая русская христианско-национальная идеология Московии, которая стала духовным основанием монархического суверенитета и новой ведущей роли Руси в Евразии. Таким образом, Тохтамыш восстановил чёткую геополитическую вертикаль вассальной зависимости в Евразии от древнего восточного скифо-сибирского мира: поскольку сам Тохтамыш был вассалом Тимура, а Тимур вассалом императора династии Мин – с 1368 года наследника империи Хубилая династии Юань, Москва снова юридически оказалась под верховной властью столицы русо-степной Скифии, теперь уже китайского Пекина, как она и была практически со времён Чингисхана.

 screen_number_020(12;34;03)

Железный Хромец – рус-индоевропеец Тимур — Тамерлан

Однако, восстановление русско-славянской христианской целостности и возрождение могущества Западной Евразии под эгидой Степи было прервано третьей силой – растущей империей нечингизида мусульманина Тимура – Тамерлана. Покорив главные города Золотой Орды, столицу Сарай и окончательно разгромив Тохтамыша на Тереке в 1395 году, Тимур предпринял поход на Москву. Однако генерального сражения не произошло – Русь уже оправилась от военных потрясений, восстановила свою военную организацию и её достаточно сильная армия расположилась вдоль Оки. Тимур взял город Елец, двинулся на Москву, однако 26 августа 1395 года неожиданно повернул обратно и через Дон вернулся в Самарканд. Согласно церковному преданию, именно в этот день москвичи встречали чтимую Владимирскую икону Божьей Матери, перенесённую в Москву для защиты от агарян-завоевателей. Согласно летописи Богородица явилась Тимуру во сне и велела уйти из пределов Руси. Так или иначе, русский народ увидел в неожиданном отступлении Тимура чудесное заступничество Богородицы.
Со стороны талантливого полководца это было вполне оправданное геополитическое решение. Имея огромный боевой опыт, Тимур со всей вероятностью мог разбить русские ополчения. Очевидно, это была бы слишком дорогая победа. Кроме того, центр стратегического руководства империей лежал далеко на востоке и контроль мусульманской Степи над вассальными и своенравными русскими христианами мог оказаться слишком проблематичным. Неизвестно какую бы сторону приняли военачальники-христиане и белые христианские народы империи. В любом случае внутренние коллизии предположительно были неизбежны.
Также, вероятно, какое-то влияние оказали московско-византийские отношения и духовно-православный сюзерен Руси – Константинопольский патриарх. Возможно, из Царьграда до Тимура дошла просьба о помощи Иоанна V Палеолога, который был вынужден признать себя вассалом Османского султана, платить ему дань и поставлять рекрутов. Султан Баязид I Молниеносный в это время предпринял энергичные военные действия, блокировал и пытался штурмом взять Константинополь. В битве при Анкаре в 1402 году войска Тимура разгромили турецкую армию, что привело к временному распаду Османской империи и продлению существования Византии ещё на полстолетия.

За сюзеренитет Московии

Ослабление Золотой Орды выдвинуло на повестку дня вызовы со стороны католического Запада. В 1385 году между Литовской Русью и Польшей был подписан договор об объединении. Римская католическая церковь стала в Литве государственной церковью, а литовская знать получила все права и привилегии польской аристократии. Однако, Литва сохранила свои особенности как государство. Двоюродный брат польского короля Ягайло Витовт был признан великим князем Литовской Руси и вскоре стал самым могущественным правителем в Восточной Европе. Его планы совпадали со стратегией Ватикана и состояли в том, чтобы захватить Причерноморье, плодородные приднепровские степи, изгнав от туда ослабевшего Тохтамыша и объединить все русские княжества под своей властью. В 1395 году Витовт захватил Смоленск и начал подготовку наступления на Новгород.
Однако, первым проявил объединительную активность Тохтамыш, сделав попытку восстановить свой контроль над Золотой Ордой. Попытка не удалась и Тохтамыш вынужден был просить помощи у Витовта. Был заключён договор, согласно которому Литва должна помочь Тохтамышу вернуть трон в Золотой Орде, в обмен на передачу Витовту всех прав сюзерена на Русь. Битва на реке Ворскле в 1399 году стала крупнейшим сражением, в котором участвовали католики Литвы и Польши, отряды немцев-тевтонов, прозападных русских князей и войска Тохтамыша против ставленников Тимура нечингизидов и мусульман Тимура Кутлуга и Едигея, поднявших мятеж против законного правителя Золотой Орды тенгрианца Тохтамыша. Сражение закончилось полным разгромом западной коалиции.
Выигрыш от битвы на Ворскле получила Москва. Поражение Витовта спасло на время Московию от поглощения Литовской Русью. Однако он вскоре восстановил свои стратегические позиции и вновь овладел Смоленском и Вязьмой. Василий I, не имея сил для противодействия, не смог помешать захвату Витовтом верхнеокских княжеств. Полностью восстановить свой престиж и геополитический статус Западная Русь смогла через десять лет в битве при Грюнвальде, которая завершила Великую войну 1409 – 1411 годов победой объединённых сил Русских княжеств над Тевтонским орденом.
Далее, Москва, по существу, перешла под сюзеренитет Литвы по кровнородственным связям. Василий I, будучи женат на единственной дочери Витовта Софье, в своей духовной грамоте завещал следующее: «А приказываю сына своего князя Василия, и свою княгиню, и свои дети своему брату и тестю, великому князю Витовту». Когда в 1425 году он умер, оставив преемником десятилетнего сына Василия II, мать мальчика Софья – дочь Витовта – немедленно обратилась к отцу с просьбой защитить внука от претензий Владимирских князей и официально передала Московское княжество под руку Витовта. Просьба была удовлетворена одновременно с распространением власти Литовской Руси на восточные земли. Князья Рязани, Твери и Пронска подписали договоры и признали себя вассалами. Также владением Витовта стала Тульская земля. Аналогичным образом поступил и Василий II. В своей духовной грамоте перед смертью в 1462 году он завещал: «А приказываю свою княгиню, и своего сына Ивана, и Юрья, и свои меншие дети брату своему, королю польскому и великому князю литовскому Казимиру». Таким образом родовые отношения способствовали альянсу и возможному слиянию Литвы и Московии в единую Русь, однако факторы веры и религии взяли верх.
Как ни покажется странным, толчком к духовно-религиозной самостоятельности Московии стал Ферраро-Флорентийский собор христианских церквей (1438 – 1445 гг), фактически созванный единолично банкиром-ростовщиком, хозяином Флоренции Козимо Медичи. 6 июля 1439 года была заключена уния и восточные церкви воссоединились с западной. По существу Флорентийская уния стала последним католическим гвоздём, который был вбит в гроб Византийской империи, павшей через 14 лет после её принятия.
Признание Константинопольским патриархом Иосифом II и Византийским императором Иоанном ХVIII Палеологом унии с католиками поставило Московию перед судьбоносным выбором – следовать в фарватере Константинополя или обрести собственный духовный суверенитет. Великий князь Московский Василий II провёл консультации с великим князем Литовским Казимиром и князем Киевским Александром, чтобы выяснить, признают ли они московского кандидата епископа рязанского Иону на митрополичью кафедру. Получив их согласие Василий II созвал собор епископов и 5 декабря 1448 года епископа рязанского Иону избрали Митрополитом Всея Руси. Это событие стало фактическим провозглашением автокефалии Московской Митрополии.
Первоначально решение Московии стать самостоятельным Русским духовным центром не рассматривалось как отказ от власти константинопольского патриарха. Митрополит Иона в своих проповедях объяснял своё избрание особыми обстоятельствами, а когда византийские власти вернутся к православию, то русские всегда будут испрашивать благословения Константинопольского патриарха. Однако геополитика Русского духа продиктовала другой, особый путь – окончательный выход из под власти Константинополя и начало формирования собственной доктрины Третьего Рима. Падение Константинополя положило конец церковной унии, власть Османов затормозила на длительное время латинизацию славяно-греческого духовно-культурного пространства, восстановила православие и, одновременно, разрушила многовековой эффективный механизм симфонии духовной и светской властей, гармонии церкви и государства. Для молодого московского центра силы становилась невозможной зависимость от греческой церкви, которая находилась под властью мусульманских правителей, тем более, что Московская Русь находилась на пороге освобождения от вассальной зависимости степных мусульманских государств и предощущала перспективу самодержавного управления всей Евразией.

 panorama_5

Падение Второго Рима

Падение Византии – Второго Рима, победа Восточной Руси и Московии в соперничестве с прокатолическими Западными Литовскими Русскими княжествами и многое другое послужили духовным стимулом к самостоятельной геополитической игре. Однако, только с середины ХVI века Россия предпринимает конкретные усилия по установлению своего лидерства и приступает к организации Евразийского пространства на русских православных имперских принципах. Так или иначе, Русская церковь и Московское государство возложили на себя великую крестную миссию, избрали свой Русский Путь скорее благодаря многотысячелетней имперской созидательной традиции арийского белого человека, конкретному ходу международных событий, чем сознательным усилиям со своей стороны. Великий князь московский фактически оказался независимым, ведущим и единственным правителем во всём православном мире. От него теперь ждали, что он будет действовать как защитник Греческой веры. Эти духовно-геополитические ожидания, как на самой Руси, так и за её пределами стали выкристаллизовываться в идею перемещения центра истинного православия из Второго Рима – Царьграда в Третий Рим – Московию – Святую Русь, а Четвёртому Риму – не бывать. По существу эта идея превратилась в Русскую геополитическую доктрину, определила развитие России на последующие века и сегодня доминирует в том или ином виде в духовности и ментальности природного русского народа и отдельных адекватных его представителях.
В Литовско-Московских отношениях вопросы духовно-религиозного характера взяли верх над проблемами семейно-клановыми, династическими и стали определять государственную политику Восточной Руси. Поглощение Московии не состоялось. Связанные кровнородственными отношениями русские князья и родовая аристократия Восточной и Западной Руси вынуждены были в своей политике, междоусобицах, земельно-экономических переделах учитывать религиозные предпочтения и духовные архетипы своих подданных. Православно-ведические умонастроения народа стали главным препятствием и заслоном от римско-католической экспансии. Русь стала развиваться по восходящей линии, тогда как Литва и Польша в результате иудео-хазарского засилья – по нисходящей. К началу XVI столетия у Ивана III имелись все основания называть себя Великим князем всея Руси с заявкой на исконные русские земли Литвы и Польши, а так же самодержцем Русского царства преемника и сюзерена конгломерата ханских государств Великой Степи.
Таким образом, геополитическим следствием этих событий стало то, что Московия фактически стала полунезависимым государством, между Русью и Степью установилось некое равенство стратегических потенциалов, однако, Москва была в фазе подъёма, Орда – явно в стадии заката. Русь опять стала выплачивать дань нерегулярно. В Москве возобновились планы установления сюзеренитета над степными ханствами, ставшими уже в большинстве своём тюрко-мусульманскими и, естественно, дальнейшей гегемонии в Восточных, Южных и Западных Русских землях. Этому также способствовало то, что Русь по-прежнему оставалась духовно взаимозависимой со Степью, поскольку их связывала единая Древлеправославная церковь и общая епархия. Лишь в 1589 при царе Фёдоре Иоанновиче в присутствии Константинопольского патриарха Иеремии была учреждена Московская епархия, а в сан первого патриарха Московского возведён Иов. Тогда от имени Иеремии было заявлено, что Ветхий Рим пал от ересей, вторым Римом – Константинополем, завладели агарянские внуки, турки, великое Российское царствие, Третий Рим, благочестием всех превзыде.
Во второй половине ХУ века на пространствах русских земель разворачивались сложно переплетённые цепи событий, которые в конечном итоге вывели Московию в лидеры евразийского мира. Закат многовековой русо-степной государственности породил разнонаправленные векторы человеческой энергии, которые в дальнейшем оформились в различные социально-политические и религиозные общности. Исходя из целей нашего исследования, необходимо выделить три таких потока, имеющих по своей значимости долговременные геополитические последствия. Это «выезды» части наиболее жизнестойких и энергичных степных родов на Русь и их вливание в великорусскую элиту. Образование казачества. Формирование мелкой племенной мусульманской государственности в Северокавказском регионе.
Надо сказать, что русская Степь, Киевская Русь, как и русская Литва, были тесно связаны кровнородственными связями. «Выезды» князей на Московию, переходы на службу к тому или иному великому князю, возвращение к своим пенатам были обыденным явлением. Именно такие рода создали русское правящее сословие православного вероисповедания в Северо-Восточной Руси. Профессор Н.П. Загоскин (1851 – 1912 гг) приводит следующие данные о составе правящего класса России. Из 1000 дворянских родов:
– 168 происходило от Рюрика;
– 42 других русского происхождения;
– 223 польско-литовского происхождения;
– 229 западноевропейского происхождения;
– 120 татарского происхождения;
– 36 других восточных народов;
– 97 неизвестного происхождения.
Родословные книги наглядно свидетельствуют о «качественном составе» российского дворянства – оно было белым, арийским, индоевропейским по крови, по духу и вере – христианским, православным, русским по языку и культуре, по своей родословной географии представляло многочисленные регионы Евразии, включая Западную Европу. Это, надо полагать, то, что «сплотила Великая Русь».
Постепенный переход сюзеренитета от Сарая к Москве усилил эти процессы одновременно с самодержавными тенденциями консолидации и укоренения княжеско-боярской элиты, её чистки, в том числе, и насильственными методами. Тем не менее, православно-государственнический потенциал российского дворянства увеличивался, и под руку Москвы переходили остатки белой элиты Степи. Справедливости ради надо отметить, приходили, «усыновлялись» также чисто семитские рода мусульманской веры. Например, Юсуповы, по преданию восходившие к роду самого Мухаммеда, обласканные Иваном Грозным, крестившиеся в православие, женившиеся на русских, за что несли своё духовное проклятие и родовое вырождение. Также княжеско-дворянскую кровь изрядно подпортило как брачное, так и внебрачное скрещивание с представителями семито-кавказоидов и иудео-хазар, принцип Есфири и Мордехая, институт еврейских жён, выход замуж обедневших дворянок за богатых купцов, откупщиков, конечно, евреев, жаждущих дворянских титулов и т.п.
Процессы распада Степной империи провели чёткую разграничительную линию между православием и исламом в этническом плане. Люди, составлявшие Орду и разочаровавшиеся в мусульманских порядках, нашествии тюркских языков, насаждаемых обычаях и властных кланах, вернулись к своим корням, к архетипам русских белых людей, к православию. Они стали основой будущего казачества. Первоначально сформировались четыре главные общины казаков: украинская или запорожская с ориентацией на литовско-польскую Русь, и три довольно многочисленные группы великороссов – донские, яицкие и терские, довлевшие к Московии. Некоторые отряды казаков вступали на службу или Великого князя Московского, или Великого князя Литвы и становились «служилыми казаками», сохраняя при этом своё самоуправление.
Однако, рост численности казачьих общин и трансформация казачества в новый социальный тип военной демократии в полной мере начала осуществляться с момента Люблинской унии 1569 года и передачи украинских провинций от Литвы к Польше, а также с 1581 года — первых крепостнических указов Московии, ограничивавших свободу передвижения крестьян. Именно они образовали конгломерат казачьих объединений от Тихого океана до Балкан, сформировали казачьи войска и превратились в мощный русский субэтнос духовно укорененный в православной традиции. Многие представители казаков сегодня идентифицируют себя как отдельный народ, не имеющий с русскими ничего общего.
Другая часть населения Орды, порвавшая с традициями чингизидов, подчинившаяся власти мусульманских властителей, сконцентрировалась на самом юге Степи и смешалась с тюрками и семито-кавказоидами, образовав конгломерат степных и кавказских народов. Под влиянием этой гремучей смеси Кавказ стал постоянной головной болью России, ареной соперничества многих политических игроков, прежде всего еврейских кланов Великобритании, Европы, Турции. На рубеже ХХ – ХХI веков начал разворачиваться очередной этап геополитической экспансии иудео-мусульманской Степи на Русь — Россию, где кавказский ислам и терроризм играют только инструментальную роль.
В середине ХV века молодое Московское государство сделало важный стратегический шаг – создало под своей рукой вассальное чингизидское Касимовское ханство (царство) на территории западной части Мещёры – Рязанская область. Это сразу повысило престиж Москвы, удовлетворило верных степняков, снизило накал страстей среди русских и ликвидировало главную причину оппозиции Василию II, а также усилило русскую систему обороны против враждебных ордынских сил и духовно-психологически облегчило переход на службу великому Московскому князю. Более того, через кровно-родственные связи Москва могла влиять в своих интересах на Казанское (казанский хан приходился Касиму братом), Крымское и Астраханское ханства. Верность этой геостратегии уже при Иване III продемонстрировало стояние на Угре в 1480 году, которое стало лишь одним из эпизодов в длительной борьбе двух коалиций – новгородско-литовско-золотоордынской и московско-касимовско-крымской. В этом противостоянии выиграла московская сторона, что в дальнейшем было, не совсем адекватно интерпретировано, как свержение татаро-монгольского ига.
В середине 80-х годов сложился и успешно действовал союз Московии, Крымского и Казанского ханств. В 1486 году касимовский престол был предоставлен представителю крымской династии Гиреев. В свою очередь Гиреи Крымского ханства стремились к подчинению Астраханского ханства путём утверждения на престоле своих ставленников, конкурируя с претендентами Ногайской Орды. В 1487 году была взята Казань и на престол посажен московский ставленник, чингизид Мухаммад-Амин, который правил до 1495 года. Казанское ханство фактически стало вассалом Москвы. Помимо родственных связей Крымскую и Казанскую ветви Джучидов объединяли политические обиды на Большую Орду и Астрахань за изгнание из Сарая. Результатом такой внутренней геополитики стало повышение сюзеренитета Москвы, восстановление управляемости на землях Восточной и Западной Руси, а также возможность координации действий в соперничестве за ордынское наследство. К концу ХV века были достигнуты крупные успехи в деле влияния Православной Руси среди мусульманских ханств. В сущности эти шаги стали началом новой эпохи лидерства Руси в Евразийском мире и получили определённое эзотерическое подтверждение на уровне духовно-мистической практики в начале ХVII века.
В Смутное время 1598 — 1613 годов России практически не существовало, легитимная династии Рюриковичей пресеклась, государство стало недееспособным, церковь утратила своё влияние, аристократические роды склонялись к чужеземцам и иноверцам, разброд и шатание народов и в народах, хозяйственная дезорганизация и хаос, казачьи и холопские банды, неурожаи, голод и, вдобавок, стихийные бедствия. В Москве евреи и поляки — ставленники Ватикана, северо-запад под «союзниками» шведами. Духовные центры и монастыри, Сергиев Посад, Кострома осаждаются и грабятся оккупантами. Казалось бы положение безнадёжно, ничего не осталось, никакой надежды.
Однако, оставался патриарх Гермоген в Москве и архимандрит Дионисий в Троицком монастыре, а также промыслительное Русское царство «на небе». В одночасье ситуация чудесным образом изменилась. Из всеобщего хаоса выкристаллизовалось русское ополчение Минина и Пожарского. Рядом с русскими оказались чуваши, марийцы, мордва… Под православные знамёна встали рудименты Орды — казанские, касимовские, астраханские, ногайские… мусульмане. Повиновались Божьему Промыслу даже запорожские и донские казаки, которые совсем недавно были союзниками интервентов, грабили всех и вся, и вдруг оказались решающей силой в избрании на царство Михаила Романова. Какие энергии заставили это сделать? Что сплотило разные народы, которым ничего не стоило отделиться от Руси, создать свои ханства, племенную государственность? Тем более, что к этому их подталкивали заинтересованные мировые центры силы Европы и Турции. Вероятно, детальный и аргументированный ответ на эти и другие вопросы способна в дальнейшем дать концепция и методология геополитики Русского Духа.
События Смутного времени стали причиной обновления и перенастройки геополитики Русского духа. В геополитическом отношении отбрасывание польской иудеокатолической экспансии означало завершение почти трёхвекового процесса утверждения сюзеренитета Московии. Как уже говорилось, на первом этапе управленческий центр постепенно перемещался из Степной Орды в леса Северо – Восточной Руси. Второй этап характеризовался длительным соперничеством за гегемонию на евразийском пространстве между двумя Великими русскими княжествами – Московским и Литовским, а затем – Московским царством и объединённым Польско-Литовским королевством. Причём эти процессы протекали не только последовательно, но и большей частью параллельно. Уже, казалось, достигшие своей цели поляки, имевшие вполне законные права на Московский престол, неким Высшим Промыслом были выдворены из столицы Руси. Однако, только в 1634 году, после очередной неудачной войны с Польшей в обмен на Смоленск и контрибуцию новый польский король Владислав отказался от своих претензий на московский трон и признал Михаила Романова царём.
Справедливости ради, необходимо отметить, что становлению и упрочению сюзеренитета Московии и молодой России способствовала не только геополитика Восточной Руси и самой Москвы, но также деструктивные и гибельные процессы еврейского вторжения, протекавшие в землях Восточноевропейских русо-славян и, прежде всего, в Польше и Литве. Сами иудеи позже назвали это время «золотым веком еврейства».
После разгрома в 1Х веке князем Святославом деградировавшей под управлением иудеев Хазарии евреи двинулись на запад в Европу и сформировали густую сеть ашкеназских общин. Часть евреев обосновалась в Польше и Литве, где им удалось войти в доверие аристократии и успешно закрепиться. Так, король Болеслав в 1284 году специальной грамотой приравнял иудеев к шляхте. При короле Казимире 111 в 1334 году специальным эдиктом иудеи стали именоваться «людьми короля», получили экономические права, превышающие дворянские, а польское крестьянство фактически оказалось в рабстве у еврейских кагалов.
Упадок польской монархии и государственного управления обусловлен разделением страны на территориальные кагалы – ваады. Ваады стали играть ведущую роль в Польше с 1519 года, когда был создан совет верховного кагала или «Ваад четырёх земель Польской Короны». Вершиной тайной деятельности ваада стала Люблинская уния 1569 года, создавшая Речь Посполитую – в дословном переводе «республику», в которую вошла Литва, вместе с землями степных и лесных русов-русских Малой и Белой Руси, православными крестьянами, дворянством, казачеством. Главным достижением и традиционным инструментом иудейской эксплуатации всех сословий населения стала единая торгово-финансовая система, находящаяся в руках верховного кагала. В 1623 году укрепившиеся литовские кагалы образовали самостоятельный «Ваад главных общин Литовской земли», а Литва стала центром и рассадником еврейского экстремистского мировоззрения хасидизма. Ваады просуществовали до 1764 года и были ликвидированы Польским сеймом, который установил новую систему взимания налогов с иудеев. Однако, это не отменило факт наличия «государства в государстве» — тайного кагального управления еврейскими общинами, существующего и по сей день.
Ваады, укреплявшие свои внутригосударственные позиции, одновременно наращивали активную идеологическую и военную экспансию на Православный Восток. Расцвет их тайной и открытой деятельности под прикрытием Польской короны совпадает со многими трагическими событиями на Московской Руси. Это, прежде всего, «ересь жидовствующих», которую в 1471 году завёз в Великий Новгород родственник короля Казимира 1У, Гедиминович, князь Киевский Михаил Олелькович. В его обозе приехал со специальной миссией иудейский прозелит Схария Жидовин. Была подрублена русская монархическая линия, когда осуществилась ликвидация царской династии Рюриковичей – убийство Ивана Грозного (1584), смерть его сыновей Фёдора Иоанновича (1598), царевича Дмитрия (1591), отравление Бориса Годунова (1605), смерть его сына царя Фёдора 11 (1605). Наконец, открытое военное вторжение в Московское государство двух еврейских Лжедмитриев в сопровождении польской армии и приглашение на Московский престол Владислава — сына польского короля Сигизмунда 111. Таким образом, духовно-идеологическое вторжение в Православие, пресечение династии Рюриковичей, хаос Смутного времени, разграбление русских земель неслучайно хронологически совпали с «Золотым веком еврейства» в Польше.
Закончился «Золотой век» так, как это всегда было в исторически обозримое время во всех странах — погромами и наказанием своих притеснителей. Русские православные дворяне, казаки и крестьяне Малой Руси в ХУ11 веке неоднократно очищали свои земли от главных угнетателей под знамёнами гетмана Хмельницкого, других руководителей спорадической русско-еврейской войны. До конца ХУ111 века евреи ещё имели определённый политико-экономический вес в Польше, существуя под покровительством шляхты. Потом развалился не только союз Литвы и Польши, но надолго перестали существовать и сами государства. Неблагодарное наследство, в большой массе (50% иудеев всего мира) скопившееся на этих русо-славянских землях, досталось в основном России и Германии и жестоко отразилось на судьбе русского и немецкого народов.

Тогда как светские, государственно-политические, экономические и другие дела на Московии стали поправляться, всё явственней начал ощущаться духовно-религиозный кризис. К середине ХVI века Московская церковь определилась в своей идеологии и организации и в основном заложила основы Святой Руси – Третьего Рима, которые в нашем контексте, повторяясь, вполне обоснованно можно называть Русской геополитической доктриной. Однако, последующие катастрофические события, поставившие на край гибели российскую государственность, сильно поколебали авторитет Православной церкви. Подавляющее большинство русского народа были так или иначе привержены греческой православной церковной традиции, в то же время многие церковные иерархи и светские руководители понимали, что несчастья страны обусловлены пассивностью церкви в периоды политических катаклизмов. Выход из духовного кризиса виделся в реформе самой церкви, изменении отношений между церковью и государством, восстановлении гармонии в отношениях между патриархом и царём. Выдвигалось требование, что церковь должна активнее руководить русским православным народом, что работа по исправлению церковных ритуальных и молитвенных книг должна быть продолжена. Присвоение царского титула «Великий государь» патриархам Филарету, Никону было шагом в движении по обновлению церкви.

 А.Д.Кившенко. Патриарх Никон предлагает новые богослужебные книги

Патриарх Никон предлагает новые богослужебные книги.

А.Д. Кившенко

Одновременно Москва как духовный центр Святой Руси смотрела гораздо дальше. Её интересовали глобальная политика, роль и место Русского государства «во веки веков», защита православных, восстановление Византии и др. В этом контексте наблюдалась определённая корреляция с папо-цезаристским католическим вектором Римской курии. Императив «Священство выше царства», выдвинутый патриархом Никоном имел помимо внутригосударственного содержания большую геополитическую перспективу и вступал в прямую конкуренцию с экспансионистской политикой Ватикана. По существу в это время развивались идеи «Третьего Рима», установления духовного сюзеренитета над Украиной, Восточной Европой, Греческим православием, Константинопольским патриархатом с физическим распространением русской государственности на территории Славянской Европы, Византии, Святой земли…, но тем не менее с переносом духовного центра мира в Новый Иерусалим на Святой Руси.

 66370086_1289283421_rusosm1782a1

Греческий проект Екатерины 11

Через столетие эта идея воплотились в полномасштабную геостратегию Екатерины II под названием «Греческий проект». Предполагалось, после победы над Османской империей и взятия Константинополя, создание новой Византийской державы и освобождение христиан Малой Азии и Южной Европы от мусульманского ига. Императором возрождённой Византии должен был стать великий князь Константин Павлович, сын будущего российского императора Павла I и внук Екатерины. Этот геополитический проект во многом держался на мистическом православном пророчестве. Согласно ему, первым императором Восточно-Римской империи был Константин, последним, погибшим при штурме Константинополя в 1453 году, тоже Константин, восстановит же православную державу и станет её первым императором тоже Константин. Поэтому Екатерина II и назвала своего внука Константином. Однако, европейские иудеохристианские «союзники» не допустили воссоздания Византии, нарушения «баланса сил» и установления российской гегемонии в Восточном Средиземноморье. Для них православная Россия являлась и до сих пор остаётся главным врагом, а насквозь иудаизированный семитский Ислам нужным инструментом для дестабилизации русской государственности. Сложившаяся патовая ситуация, при которой христианские государства Западной Европы, поддерживают существование крупнейшей исламской державы, притесняющей христиан, получила название «восточного вопроса». Однако, это та ситуация в которой, как в старых шахматах, выигрывает ислам и католические страны. В современных условиях «восточный вопрос» перерос в «русский вопрос», в планы панисламизма и создания Турана, с претензиями на русские православные земли. Если будет решён русский вопрос и в России восстановится русская государственность, то автоматически решатся Византийские проблемы, защищены греки, все православные Средиземноморья и многое другое.
Между тем, духовный кризис длительное время существовавший в скрытой форме, в связи с украинскими делами и присоединением Украины к Московии перешёл в открытую фазу и достиг высшей точки в период реформ патриарха Никона. Религиозная составляющая реформ была тесно переплетена с политическими требованиями времени и геополитическими устремлениями Московского царства. Духовное окормление украинских земель, народа и прежде всего беспокойного запорожского казачества, а также украинского дворянства, во многом ориентированного на Польшу, их укрепление в православии и отрыв от польско – католического униатства стали причиной сближения и приспособления русской литургии к украинской. Предполагалось, что этот и другие шаги позволят украинцам легче перейти под сюзеренитет Москвы, а киевскому духовенству – от Константинопольского к Московскому патриарху.
Во внутренней геополитике Московии назрела необходимость унификации церкви в интересах дальнейшего отстраивания централизованного государства. Это означало требование покончить с «двоеверием», осуществить разрыв с сохранившимися ведическими традициями «древлего благочестия», укоренившимися в изначальной Древлеправославной Греческой Церкви. Последователи древлеправославия ведут свою историю от крещения Руси князем Владимиром, который воспринял православие от греков пеласгического корня. Однако сами греки отступили от православной истины в ХУ веке, приняв Флорентийскую унию с католиками, что, как уже было сказано, стало поводом для избрания митрополита Московского в 1448 году собором русских епископов без приглашения греков. Факт униатства греков, их участие в реформах Никона стал камнем преткновения, вызвал у многих недоверие и обусловил духовно-эмоциональную базу раскола. Тезис Никона, что «Священство выше царства», его авторитаризм и др. дали повод оппонентам увидеть в этом «папистский дух» и называть патриарха «вторым папой». Эти коллизии на Московии свидетельствуют о том, что никонианские реформы имели существенный налёт западничества, иудеохристианства, униатства, опосредованного через греков и киевлян. Конечно, множество, более трети русских верующих это увидели, почувствовали и не приняли. Вспыхнула спорадическая беспощадная религиозная война.
Однако в стремлении ликвидировать двоеверие Никон пошёл скорее на разумный компромисс, понимая, что так просто отбросить всю духовную базу народа невозможно. Славянская религия и культура оставили свой глубочайший форматирующий след в христианстве. Так христианское единобожие – это единый непроизносимый Бог Род в славянстве. Христианские ангелы и святые – это русо-славянские «профильные» боги: святой Пётр – Перун, святой Власий – Велес, святая Троица – Триглав, десять заповедей – законы Сварога, данные русскому народу за несколько тысячелетий до законов Моисея и многое другое. Славянской символикой украшены и орнаментированы все древние изображения христианских святых и божественных сущностей, ковчег Завета, все европейские храмы, иконы, множество православных ритуалов. По подсчётам исследователей доля славянства в православном христианстве достигает 90 процентов. Славянскими русскими словами именуется Палестина, Иерихон, Иерусалим и другие территории и города, поскольку в те исторические времена только русо-славянская семья языков господствовала на Ближневосточных землях. Как уже упоминалось, сокрытие духовных, культурных, славянских корней религии православного формата связано с внедрением и доминированием в идеологии, политике, науке, церкви… библеистской концепции и, соответственно, глобальной духовно-информационной войной, которую многие столетия ведёт иудаизм против славянства и христианства.
Очевидно, осознавая всё это Никон ввёл, в частности, многие православные праздники (Разбивания яиц, Коляды, Масленицы, Купалы и др.) в существующую уже правоверную церковь, универсализировав её, однако, сохранив первоначальное название православная. Видимо, особое, глубинно-архетипическое значение имела перемена перстосложения — введение греческого троеперстного крестного знамения взамен двуперстного. Три перста, сложенные в щепоть, как известно, обозначают Божественную Троицу – Отец, Сын и Святой Дух. Два перста ниже символизируют Божественно-человеческую природу Христа. При двуперстном крестном знамении, существующем с апостольских времён и ставшим актуальным в борьбе с единоперстием еретиков-монофизитов – наоборот: два перста свидетельствуют о более высоком положении распятого на кресте Христа по сравнению с Троицей – тремя нижними, соответствующим образом расположенными, пальцами. Таким образом, получается, что во втором случае нарушается фундаментальная духовно-историческая справедливость – новый религиозный символ неоправданно доминирует над многотысячелетней данностью Божественной Троицы – Триглава, из которой, собственно говоря, этот символ в образе Христа и вышел. Смысл реформирования крестного знамения патриархом Никоном и его сторонниками, помимо отмежевания от монофизитских и несторианских наслоений, как представляется, состоял в том, чтобы восстановить и утвердить первичность, историческую последовательность и духовный фундаментализм многотысячелетней Божественной Троицы – Триглава перед более поздней конкретно-исторической религиозной формой Христианством, инициированным через спасительную акцию Иисуса Христа, сохранив, тем не менее, их единство и преемственность.
По существу, Никону таким образом удалось соединить многотысячелетнюю генетическую память большей части русского народа, славяно-ведические традиции и обычаи с новым сонмом христианских святых, легализовать протогосударственные верования – то, что духовно-идеологический оппонент называет «язычество», в церкви обновлённого формата. Духовно-организационные нестроения, так или иначе, были нивелированы, церковь в большей степени стала единомыслящей, греческое правоверие и арийское православие стали синонимами, что и требовалось на новом имперском этапе геополитического развития, однако, за это пришлось заплатить дорогую цену на физическом плане существования русского народа.
Процесс централизации и унификации церкви привёл не только к духовному расколу русского народа, который и сегодня не удалось уврачевать до конца, но и кровавому разделению русского этноса, выделению субэтноса староверов. Великий церковный собор 1666 года, на который были приглашены прокатолические греческие патриархи, не имевшие канонического права решать церковные дела, предав анафеме «раскольников и еретиков», формально завершил раскол и, одновременно, открыл на долгие годы и столетия ветхозаветные, антирусские, сатанистские репрессии против органической и духовно наиболее твёрдой части своего народа. Многие старообрядцы ушли из Московии в леса, в степи Поволжья, на Урал, в Сибирь, на Кубань. За пределы России ушли липоване и некрасовцы. В дальнейшем так называемые раскольники принимали активное участие в народных крестьянских восстаниях, по существу, гражданских и религиозных войнах под предводительством Степана Разина и Емельяна Пугачёва, в революционных событиях начала ХХ века, Второй мировой войне. В исторической реальности старообрядчество, древлеправославие стало духовно более фундаментальной, а экономически более производительной российской силой в сравнении с иудаизированным прозападным бизнесом купцов, банкиров и заводчиков.

YFZqVHnB7f

Реформы церкви затронули не только её внутреннее, социальное содержание, но и внешний архитектурный вид. Архитектура всегда является символом духовного наполнения того или иного народа. Свидетельством тому являются, например, памятники имперского Древнего Рима, созданные русами-этруссками и пеласгами, или раскопки Помпеи, демонстрирующие первоначальный облик города, белого народа — созидателя рубежа старой и новой эры. До реформ на Руси в церковном строительстве доминировал «шатровый» стиль с его различными вариациями, который во многом сохранился и до сегодняшнего дня. Патриарх Никон выступил против «шатрового» стиля на том основании, что он не соответствует образцам византийской архитектуры. Результатом стало возросшее влияние западных архитектурных форм, в частности, барокко, ставших уже характерными для Украины, восточно-европейских государств. В стиле барокко стали строиться не только церкви, но и многие дворцы русской знати. Западничество стало проникать также через культуру и образование, приглашение в Москву украинских и греческих учителей, изучение греческого и латинского языков и др. Начал формироваться тонкий слой западноевропеизированной культурной элиты, которой в дальнейшем предстояло сыграть трагическую роль в судьбе русской государственности и русского народа. Очевидно, эту тенденцию можно трактовать как восстановление древнего духовно-геополитического симбиоза славяно-арийских православных народов, но, одновременно, и как ослабление русского духа в угоду материально-пространственным приобретениям русской геополитики.
А.И. Солженицын, наследовавший известную долю семитской крови и, соответственно, иудейской ментальности, оценил исторический этап реформ Никона как «самоуничтожение русского корня, русского духа, русской целостности». С этой максимой во многом можно согласиться. Однако, факт есть факт. Самоуничтожения русского корня не произошло, скорее это был подрыв русских этнических корней, который неоднократно имел место в многотысячелетней истории суперэтноса русов-русских. Самоуничтожения русского духа также не могло произойти потому, что сам народ как этно-культурно-языковая целостность просто бы исчез, оставив после себя некую биомассу – бездуховное и безпамятное население. А вот травмирование, повреждение и модификация русского духа действительно произошли, что в дальнейшем сказалось на многих безблагодатных деяниях церковных и светских властей, а также самого русского народа. В имперской России «антинациональные» и антицерковные тенденции царства и антимонархические претензии священства привели к смуте начала ХХ века, клятвопреступлению народа и катастрофе русской государственности. В сионистско-коммунистическом СССР русский народ утратил политическую субъектность, церковь свою духовную роль, а через обман самого русского духа была сделана попытка установить мировую гегемонию. Что касается современного российского сионистско-либерального периода, то русский дух пребывает в латентном состоянии, просто спит, зачарован как и весь русский народ, которого мировые чёрные силы пытаются исключить из реальной действительности как уже вывели из нормативно-правового пространства. Соответственно не произошло и самоуничтожения русской целостности, которая и после раскола в этно-географическом пространстве раздвигала свои границы почти до пределов Евразии или обрезала себя до размеров средневекового Московского княжества, когда одна часть народа, захваченная чужими бесовскими идеями восстанавливала против себя другие части, сохранившие остатки русского духа. Как бы то ни было русский дух продолжал и продолжает действовать как со знаком плюс в благодатные периоды подъёма, так и со знаком минус в периоды безблагодатного упадка, очевидно, по Божественному Промыслу осуществляя русскую геополитику.

Под символами Третьего Рима

На рубеже ХVII – ХVIII веков русский духовно-православный организм России испытал очередное потрясение, геополитические последствия которого во многом определяют современную действительность. Замена управительной русско-византийской идеи царя-василевса на латинскую идею императора и переход от Московского царства к Санкт-Петербургской империи в геополитическом смысле означал утрату сюзеренитета Москвой и перенос его на Северо-Запад Руси. Северная столица стала управляющим центром не только Евразии, но и во многом всего мира. Одновременно состоялся гибельный для страны и народа распад единства и гармонии светской и духовной властей – управление имперской государственностью было перенесёно в Санкт-Петербург, а духовный центр остался на месте и императоры приезжали венчаться на царство в Москву. Этот факт имел далеко идущие геополитические последствия. По существу период правления Петра I открыл безблагодатную фазу развития русского суперэтноса. ХVIII — ХIХ века стали во многом переломными в судьбе русской идентичности и русской государственности. Упадок русского духа сказался в начале ХХ века утратой собственной государственности, а в конце столетия потерей русского самосознания, физическим расчленением единого народного тела, многомиллионным исходом в зарубежье, депопуляцией русских земель.
Позитивные материальные достижения России сопровождались кризисными явлениями духовно-психологического характера. За ХVIII – ХIХ века русский народ достиг максимума своего географического распространения: на западе — Балтийское и Чёрное моря, на севере — Северный ледовитый океан, на востоке — Тихий океан, на юге — Памир, вышел в мировой океан, а с начала ХХ века стал эффективно осваивать воздушное пространство. Все компоненты русского суперэтноса и современной геополитической системы, взявшей своё начало в IХ – Х веках, были объединены в едином государстве. За исключением юго-западных народов Галиции, Буковины и Карпатской Руси. Россия трансформировалась в европеизированное государство со всеми вытекающими последствиями. На западный лад были организованы управление страной, юриспруденция, армия, социально-классовое устройство и другое. По западным лекалам быстро развивались промышленность, торговля, техническое обучение, наука. Возросла зависимость общественного мнения от идеологических и культурных стереотипов еврейской буржуазии католической и протестантской Европы, сосредоточившей в своих руках национальные средства массовой информации. Активная военная политика быстро меняла свои приоритеты под влиянием кровнородственных отношений единой европейской владетельной семьи. Редкие и непрочные военные победы, способствовавшие подъёму национального самосознания, некоторому сближению верхов и низов русского общества, нивелировались под западным и местным давлением антирусских сил, душа народа тонула в рутине мирного времени. Нередкие военные неудачи и поражания вызывали уныние в обществе, народе и торжество, ликование антигосударственных и антирусских сил во вне и внутри страны.
Между тем, главный кризис вызревал в сфере духа, национального самосознания, самоидентификации «верхов» и «низов». Главная национально-психологическая опора русского государства – православная церковь было потрясена в своих основах, превращена в отдел государства и постепенно теряла своё влияние, как среди аристократии, так и в глазах народа. Российское правительство в своей деятельности перестало рассматривать церковь как духовно-нравственный авторитет и даже как источник духовного образования всего общества. Роль церкви учитывалась только в моральном воспитании низших слоёв народа и повышении его грамотности. Духовно-религиозная дисгармония дала о себе знать уже к началу Отечественной войны 1812 года, когда были ещё живы очевидцы и участники Пугачёвского восстания. Некоторые члены правительства всерьёз опасались войны с Наполеоном из-за возможного повторения пугачёвщины. В начале войны поднялись волнения среди крестьян и рекрутов, за грабежи и реквизиции деревенские общины оказывали сопротивление как французским, так и русским отрядам. Однако, позже отношение русских крестьян изменилось в связи с чинимыми разбоями и насилиями французской армии. Наполеон и стоящее за ним русское и международное масонство проиграли ещё и потому, что в России ещё не в полной мере сформировалась «пятая колонна».
«Европеизация» России открыла не только «окна», но и двери разрушительным либеральным, демократическим, анархическим, террористическим, богоборческим, социально-утопическим и прочим идеям, которые в первую очередь усваивались правящим, «образованным» сословием. Сформировалась так называемая интеллигенция, вышедшая в основном из еврейской среды, идеологически отравившая общество и активно способствовавшая разрушению страны. Соответственно возникло непонимание, отчуждение и раскол между европеизированной верхушкой и русским народом. Народ был отстранён от политической власти упразднением Земских соборов и отменой в 1708 году самоуправления. Правительству России скоро стало понятно, что большинство русского народа и грамотная, дальновидная часть природных русских не принимают навязанную «программу европеизации», нацеленную на «политический прогресс» и «борьбу с абсолютизмом». Поэтому прозападные антирусские и антигосударственные силы и стоящие за ними иудеомасонские организации, укрепляющаяся «пятая колонна» подталкивали правительство к репрессиям и автократическому управлению, что шло в разрез идее самодержавной Удерживающей монархии, а также символу и статусу русского православного царя.
Постепенно, русское православное народное государство превращалось в тираническую, автократическую, оторванную от своих духовных корней, традиций и обычаев антинародную диктатуру. Между тем, деформированное состояние духовного, национального и социального пространства не могло не привести и действительно стало главной внутренней предпосылкой трагедии 1917 года, когда распалось государство, а затем в новом сионистско-коммунистическом государстве была практически уничтожена и церковь.
Масштабный сионистский геополитический проект по созданию «национального очага» в Палестине был развёрнут на рубеже ХIХ – ХХ веков. Одним из его главных компонентов стал сценарий упразднения монархической, самодержавной, православной России. Поставленная антирусскими силами задача была успешно решена и реализован первый этап стратегического ограбления России мировым финансово-коммунистическим интернационалом. Через механизм огосударствления русские человеческие, духовно-культурные, материальные ресурсы стали использоваться хазаро-ашкеназским государством прежде всего в интересах мировой революции, содержания коммунистического движения, возвращения долгов с гигантскими процентами американским и английским спонсорам революции. Одновременно образованием СССР в 1922 году был осуществлён также первый этап искусственного раскола русского суперэтноса через субъективное выделение украинского и белорусского субэтносов. Эта мера уже тогда породила определённые трения между руководством трёх квазигосударств – РСФСР, Украины и Белоруссии. Чтобы русские не смогли осмыслить собственную трагедию к ним превентивно были применены оккультные методы воздействия. Ритуальным убийством царской семьи и надписями кровью на стене, сделанной на иврите и идише неким раввином:
«В эту саму ночь Валтацарь
был убит своими слугами»,
со всей очевидностью, была магически заговорена, запечатана судьба русского народа и всей России. Кроме этого двустишья из Гейне ещё, также кровью, были начертаны каббалистические знаки в определённой, табличной системе. Сразу после этой чёрной мессы троцкисто-леницы развернули массовое уничтожение населения России, прежде всего русского, православного. О конкретных субъектах, целях, методах, средствах и условиях реализации этих и других задач можно прочитать в других разделах книги.

 screen_number_022(12;37;33)

С тех пор стратегия переформатирования русского духа, подрыв православной веры, отрицание религиозных православных догматов, иудаизация церкви и прочее не снимались с повестки дня. Причём, если в дореволюционные времена деформация духовного состояния русского народа происходила во многом при пассивном отношении государства к происходящему, то новое воинствующее саддукейское коммунистическое государственное устройство, законодательно упразднившее русский народ, во главу угла своей политики поставило задачу уничтожения православной веры, религии и церкви, «воспитания нового человека» через систему светского государственного исторически обрезанных образования, воспитания, культуры. Решалась и до сих пор решается эта задача с поистине сатанинской энергией и упорством, «штыком и пером», ложью и обманом. Еврейские большевики хорошо усвоили постулат иудейской Венеции: «Самая большая сила в мире – это сила идей. Если вы в состоянии контролировать культуру народов, вы можете контролировать их образ мышления, и тогда политики и армии будут покорно выполнять вашу волю».
Тяжёлый удар был нанесён по русскому языку и культуре – основам Русской цивилизации. Особенно досталось русскому языку, который реформами русского правописания 1918, изменениями 1956 годов, другими акциями «как слышим, так и пишем», «улучшения и осовременивания», перестал в своей стилистике и содержании быть языком Кирилла и Мефодия, Пушкина и Лермонтова, Достоевского, Данилевского, Аксакова и других, опущен до одесского сленга и русского идиша. «Реформаторы» произвели сокращение букв русского алфавита, ввели новые правила грамматики, правописания и произношения слов, упразднили русскую азбуку. Живой русский язык превратился в язык мёртвый, не вызывающий у русских людей отклика, резонанса на генетическом уровне. Дети, солдаты, милиция – полиция, чиновничество, офицерство, под влиянием средств массовой информации стали разговаривать на блатной фене воплотившегося преступного мира. Непререкаемыми авторитетами в области русского языка, его реконструкторами стали русскоязычные создатели новых учений о языке розентали, марры и т.п., никакого отношения к русскому народу и его культуре не имеющие. Цивилизационно-идеологически фундаментальная нива русского языка сверху донизу, от РАН до средней школы была насыщена так называемыми учёными и учителями, которые своими корнями уходят в семито-хамитскую, сино-кавказскую языковые семьи. Оккупанты русского языка не относятся к проторусской, индоевропейской языковым семьям, для них русский язык не является генетически родным. Неким чудом языку в СССР удалось устоять от замены на эсперанто, но пока не получается оградить от ползучей латинизации. Аналогичная трансформация произошла во всей русской культуре – литературе, искусстве, музыке, театрах, музеях, а также кинематографе, радио, телевидении, рунете, если их можно отнести к культурной среде, которые серая раса осознанно или бессознательно приспосабливает под свой кочевнический архетип.
Пожалуй, впервые после массового патриотического подъёма в начале Второй отечественной войны 1914 года, феномен русского духа дал о себе знать в отдельных сословиях после большевистского переворота. При подавляющем неприятии русским крестьянством и «красных» и «белых», их практическом неучастии в гражданской войне дух наиболее пассионарной части русского народа проявился на юге России, частично в Сибири и, потерпев поражение, более десятилетия продолжал демонстрировать русский образ в изгнании. Тогда, в начале 1918 года из стекавшихся на юг небольших групп офицеров, юнкеров, детей — кадет и учащихся гимназий была образована слабо оснащённая и плохо вооружённая, но обладавшая высоким боевым духом Добровольческая армия. Поддержанная кубанскими и донскими казаками эта Армия сумела в короткий срок восстановить русскую власть на Северном Кавказе и Дону. Дальнейшие проявления белыми армиями героического русского духа в Крыму, Сибири других местах в почти безнадёжных условиях подавляющего превосходства международного интернационала были скорее реакцией обречённых на заклание, чем сознательной и продуманной геостратегией спасения и восстановления Великой России – Святой Руси.
На протяжении всей гражданской войны белое движение боролось прежде всего с большевистским коммунизмом, но не против конституционной или республиканской форм правления в России. Двухсотлетний период деформации самосознания русской элиты привёл к тому, что она в большинстве своём перестала быть монархической, даже не ставила перед собой задачи восстановления самодержавия. Гипноз западнических социалутопий не давал осознать, что коммунизм, социализм, демократия…, республиканское, конституционное правление это только средства, формы и методы отстранения коренного русского белого народа России, как и любого другого народа страны от его традиций, обычаев, власти, это те условия, которые всегда способствуют повышению роли сынов израилевых. Только пройдя все мытарства и духовное чистилище войны, уже за границами отечества сохранившаяся часть белого движения осознала значение православной веры, самодержавного царя и свою генетическую связь с народом, восстановила, насколько это стало возможным монархический образ мышления и жизни. Осознала, что только общественно-государственный институт наследственной самодержавной монархии в тесной связи со своим народом способен бороться с расово-этнической экспансией чёрных сил семито-хамитов, ограничить и, возможно, предотвратить доминирование иудео-сионистской ментальности, еврейской экономической парадигмы, эрзацкультуры, шоубизнеса и т.п.
Спорадическое, во многом бессознательно-рефлекторное проявления русского духа в течение всего довоенного советского периода обозначило себя тысячами восстаний, бунтов, крестных ходов, саботажей, мятежей крестьян, православных, рабочих, солдат, технических специалистов и др. Однако, никакой геополитики в них, естественно, не присутствовало. Идеи восстановления России, конечно, были. Однако, наивные идеологические цели и скромные политические просьбы доведённых до отчаяния людей в большинстве своём не отличались адекватным здравым смыслом, представляли собой некие предложения по улучшению существующего коммунистического порядка в духе заветов Ленина. Укрепившаяся сионистская государственно-капиталистическая рабовладельческая система легко расправлялась с недовольными, одних топила в крови и травила газами, других иезуитски дискредитировала на судебных процессах, расстреливала или пополняла трудовые армии ГУЛАГа.

 UnrWcL0GR4Q

Показателями ослепления, разорванности, зачарованности русского духа, утраты духовно-религиозных ориентиров национального самосознания стали многочисленные индикативные события второго этапа мировой, включая германо-советской, войны. С одной стороны, отсутствие национальной реакции с 1939 по 1941 годы, миллионы пленных в первые же месяцы наступления вермахта, встреча немцев как освободителей, восстановление церковно-религиозных традиций и обрядов на оккупированных территориях, восстания в ГУЛАГе, коллаборационизм в занятых районах и белом зарубежье, героическое самопожертвование христиан Русской истинно-православной церкви, создание Русской Освободительной Армии, 1-й Русской Национальной Армии, Русского Корпуса, Казачьих формирований на территории Германии ради освобождения России от еврейского большевизма, установления справедливой русской власти, исход из СССР, по статистике союзников, подтверждённой ООН, 12 648 000 и насильственная репатриация с помощью союзников только 6 826 000 человек.
С другой стороны, проснувшийся не без помощи пропаганды и принуждения русско-советский дух дал многочисленные примеры боевого и трудового героизма, самопожертвования во имя Родины, с тайной, подсознательной надеждой избавления от чекистских карателей, парткомов, коммунистов, колхозов, возрождения веры, церкви, России. В значительной степени в годы войны присутствовала русская геополитика, обусловленная военным подъёмом русского национального самосознания, а также цинично стимулированная еврейским мессианством и сионистской идеей мирового господства. Очевидно, в народной памяти всплыли воспоминания о восстановлении гуннами славянской государственности Европы, завоеваниях Чингисханом и чингизидами Китая, Средней Азии, Персии, Ближнего Востока, Северного Кавказа и Крыма, походе русских войск Батыя «к последнему морю», доктрине «Третьего Рима – Святой Руси», идее возрождения Константинополя – Царьграда, решении Восточного вопроса, о победном марше до Парижа, чтобы пасти коней на Елисейских полях, замысле Александра I о Священном Союзе, Федерации славян в Центральной Европе и на Балканах, а также многом другом.
Геополитика советского государства в причудливом переплетении с геополитикой русского духа дала конфликтогенные левосионистские тоталитарно-коммунистические социально-идеологические конструкции, которые, не выдержав испытания временем и жизнью, были искусственно разрушены и заменены аналогично нежизнеспособными правосионистскими тоталитарно-либеральными антинародными устройствами. Историческая реальность единой русо-славянской Европы модифицированная в теорию и практические попытки создания Соединённых Штатов Европы со столицей в Барселоне в период развязанной войны в Испании 1936 – 1939 годов, трансформировалась в «социалистический лагерь» с бронированным кулаком Варшавского договора для половины европейской территории. Другая половина Европы стала англосаксонским плацдармом для дальнейшего, послевоенного «холодного» ашкиназско-сефардского соперничества. Идея Всеславянского союза вылилась в послевоенный проект Славянского союзного конфедеративного государства, который был похоронен в начале 60-х годов. Советско-китайское единство на базе сионистско-коммунистической идеологии превратилось в военно-политическую конфронтацию из-за разногласий по поводу кто является более правоверным коммунистом. Запущенная в Действующую армию провокационная зондирующая идея дойти до Ла-Манша была скорректирована в Квебеке разделом сфер влияния союзников и пределах коммунистического продвижения в Европе. Точка была поставлена атомными бомбардировками японских городов.
Практически изжив и адаптировав под себя советско-коммунистическую систему, к идеям которой в общем-то всегда был равнодушен, русский народ, тем не менее не смог подняться на духовно-идеологический уровень понимания необходимости восстановления русской исторической государственности России, осознания цивилизационной системообразующей роли православной веры, религии, церкви. Равнодушно и апатично встретив события середины 80-x начала 90-х годов ХХ века, русские практически без сопротивления отдали строительство посткоммунистической государственности в руки кочевников — американских и доморощенных евреев.
При молчаливом поощрении нового антирусского государства безропотно позволили изгнать себя из бывших союзных инородческих республик и оформившихся племенных этнократий Росфедерации. Лучшие русские мозги, не находя применения на новой родине и побуждаемые меркантилистскими соображениями, массово хлынули искать счастья по заграницам. В это время мировой мафией под прикрытием либерально-демократической демагогии был реализован второй стратегический этап ограбления России. Он состоял в том, чтобы всю гигантскую, сосредоточенную в руках государства собственность, в том числе общественную и личную, передать на местном и международном уровнях в частные руки и организации ашкеназо-сефардов. В настоящее время по подсчётам аналитиков около 90% российских богатств принадлежит международному и местечковому олигархату, находится в иностранной юрисдикции.
В это время была также осуществлена, опять же субъективно, вторая ступень раскола русского суперэтнического единства – разделение геополитического пространства исторической России на три государственных образования – РФ, Украину и Беларусь. Отношения между ними длительное время балансировал на грани враждебности в формате пока только нефте-газовых войн. Однако, заинтересованными силами регулярно подпитывалась тенденция перевода братских народов в стадию конфронтации и горячей войны. Наконец, на рубеже 2013 – 2014 годов удалось развязать новую горячую фазу Великой Евразийской войны между русскими и русскими с перспективой её перевода в масштабный кровавый Украинско – Российский конфликт. Если этот глубинный процесс оставить в руках тех тёмных сил, которые его организовали в начале ХХ столетия, не консолидировать, не перевести в формат самообороны и наступления русского народа на своего главного геополитического врага, восстановления русской государственности, то раскол единого суперэтнического поля станет необратимым со всеми вытекающими отсюда последствиями.

screen_number_024(12;38;43)

В атмосфере безыдейности, после вековых духовно-религиозных запретов, русские люди, в том числе многие коммунисты с искренней надеждой повернулись к православной вере и Русской православной церкви. Церковь расцвела восстановленными и новыми храмами, монастырями, золотыми куполами, массовым ростом приходов и прихожан, потоком пожертвований, обросла множеством русских общественно-православных организаций, союзов, братств. На этом фоне кощунством выглядела откровенная и циничная покупка лояльности церкви предоставлением ей водочно-табачных и других льгот, стимулированием торгашества, приглашением её в цепкие руки антирусского государства. С течением времени скупая и невнятная информация из недр самой церкви о набирающей силу «ереси жидовствующих», массовом вливании в священство выкрестов из евреев, экуменистические тенденции, движения в сторону Ватикана и папы римского, слухи о проведении Восьмого Вселенского Собора совместно с католиками и другое насторожили многих верующих русских патриотов. Часть русских людей, особенно молодёжи, вместо православия стала искать духовные отдушины в древних славянских богах, погружении в родноверие, увлечении йогой и буддистско-тибетскими техниками-практиками, уходе в разросшиеся секты, в новую религию для гоев – нью-эйдж и её многочисленные разновидности. То есть, русский православный дух стал целенаправленно и планомерно расчленяться на безблагодатные осколки и топиться в современной российской «мерзости запустенья».
Это была и есть новейшая геополитика русского духа. Геополитика с отрицательным знаком упадочнического нигилистического русского духа периода распада русского суперэтноса, утраты чувства национального самосознания и самосохранения, просыпания и нарастания субэтнического религиозно-государственного сознания с сепаратистскими тенденциями сибиряков, поморов, казаков и других. Если русские утратили понимание своей государствообразующей роли и ответственности перед Богом, отдали бразды правления страной малому «государствоуправляющему» народу, то по геополитическим законам ради сохранения суперэтнического единства русской белой расы одна из подсистем должна занять ведущие позиции и установить собственный сюзеренитет над другими ослабевшими духовно и физически этническим компонентами. Собственно, должно повториться то же, что произошло с распавшейся Великой Степью, утратившей православную веру Литовской Русью и укрепившейся Московией. Кто на этот раз займёт место Московии? Православная Казакия? Староверческая Сибирь или Гиперборейское Поморье? Деградировавшая Великороссия? Может быть, пассионарная украинская Червоная Русь? Или Беларусь? Или какой-то русский анклав распавшегося евразийского пространства? Русский «остров» Крым? «Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит: так бывает со всяким, рождённым от Духа». Может быть семито-мусульманский полумесяц взойдёт над бывшей Россией? Более вероятно – Великая Ашкеназо-Хазария – «Израиль» от Красного до Белого моря!
Между тем, обновлённое оккупационистское либеральное государство РФ в полной мере учитывая тяжелейшее сумеречное состояние русского духа, неадекватное поведение самого русского народа использует ситуацию в собственных и международных геополитических интересах. На духовном, интеллектуальном, физическом и материальном русском ресурсе, с далеко идущими региональными и глобально-экспансионистскими целями строятся всякого рода евразийские, шанхайские, снговские, таможенные, безвизовые и прочие союзы, организации, пространства, зоны. А что произойдёт, когда этот ресурс окончательно иссякнет или, например, проснётся и восстанет?
Причин для русского бунта более чем достаточно. Геостратегия сионистского правительства РФ по замещению русского народа мигрантами эффективно решает его окончательную судьбу. Русский дух и кадры уже в основном устранены из СМИ, среднего бизнеса (к большому бизнесу по дележу русских богатств — никогда не были допущены), ключевых звеньев государственной власти и управления, судебных, следственно-прокурорских органов, адвокатуры, сдаёт свои позиции русское содержание полиции, ещё держатся армия и спецслужбы, но они шага без команды не сделают в защиту своего русского народа, а приказ сверху может поступить только один – давить и стрелять. Проверено столетней историей. Наступил новый этап – включение мигрантов в политический процесс через выборно-избирательную систему. Подготовлена нормативно-правовая база для участия инородцев в выборах и избрании их в органы государственной власти и управления. Таким образом, русский электорат, протестно не участвующий в избирательном балагане, с лихвой замещается надёжным и пока послушным иноэтническим и иноверческим чужеродным субстратом. Семито-исламский, китайско-вьетнамский… «бронежилет» для малого народа практически готов. Спасёт ли он от пробивной силы проснувшегося русского духа? Всё в руках Божьих!

Заключение. В борьбе с силами тьмы.

 1274418465_demonicheskaya-strazha

С геополитикой русского духа более менее понятно. Русская геополитика или, что практически одно и то же, геополитика русского духа предопределена быть великой. Великой в созидании исторических цивилизаций. Великой в сокрушительных поражениях. Повторяясь, только за последние два тысячелетия русская лесо-степная цивилизация неоднократно разливала свою государственность до евразийских пределов, и сокращала её до размеров протогосударств Киевско-Литовско-Владимирско-Московских земель.
В этих процессах доминирующими и определяющими были идеи и дух древлеславянского православия, которые обновил и влил свежую движущую силу Иисус Христос. Поздний, возможно, метиссированный, рус-индоевропеец Иисус, антропологически и мировоззренчески представлявший, угасшую от экспансии семито-иудейских племён, белую Ближневосточную цивилизацию. Живший непосредственно в ментально чужеродном иудейском окружении, он бросил этой человеконенавистнической среде духовный вызов. Очевидно, что базой спасительной богочеловеческой акции Христа стали воззрения и учения жреческого сословия более развитой белой цивилизации. Как бы то ни было, несомненно одно – этот духовно-нравственный вызов не мог быть порождён еврейско-иудейской средой. В силу определённых законов и известных обстоятельств развития земной цивилизации и народов, её составляющих, общечеловеческий призыв к вере, любви, милосердию не мог вытекать из духовности, мифологии и социальной практики кочевых семитских племён, как это в дальнейшем стала утверждать отредактированная тайными и открытыми иудеями библеистская христианская концепция. На подобные деяния способны подвигнуться только представители белых русо-индоевропейских народов, далеко ушедшие в своём сорокатысячелетнем эволюционном развитии.
Можно смело утверждать, что богочеловеческий подвиг Иисуса органически мотивирован высоким духовно-идеологическим базисом более развитых в религиозном, государственном и социальном отношениях народов. Поэтому новозаветный призыв Христа страстно прозвучал, нашёл глобальный отклик, породил череду мощных христианских цивилизаций, империй, государств. Одновременно, как ответ еврейской среды и иудейской ментальности, родилась антихристианская непримиримая сатанистская оппозиция, доктринально оформившая свою мифологию в книгах Ветхого завета, Торы, Талмуда, Шулхан аруха и определившая своё отношение ко всему остальному человечеству. Так образовался и вырос духовный геополитический противник христианской, прежде всего, белой цивилизации, русского духа и народа. В качестве его геополитической доктрины можно назвать известные «Протоколы сионских мудрецов», «Катехизис еврея в СССР» и др.
Сейчас мы можем говорить о трёх-четырёх таких волнах, когда стяжание Духа и благодати подвигли суперэтнический конгломерат русов-индоевропейцев на великие результаты геополитического созидания. Утрата ими духовной силы, лишение народов Божественной благодати превращали их в заурядные внеисторические племена, лишённые памяти и самосознания. На православно-христианских идеях – достаточно органичной смеси славянской религии, различных вариаций христианства, арианстве, несторианстве представители Балтии и Сибирского русо-скифского мира готы и гунны объединили Восточную и Западную Европу, север Африки в конгломерат славянских государств. На приблизительно тех же духовных основаниях и степном кодексе Ясе была объединена Евразия Чингисханом и его потомками. Москва взяла на себя государственно-политическую объединительную евразийскую миссию на устоявшихся догматах православного христианства, изрядно модифицированного иудейством, римско-византийской имперской законности и традициях Великой Степи. С наступлением иудейского масонства и еврейского большевизма Россия на короткий срок распалась на множество частей, провозгласивших себя независимыми государствами. Восстановление государственно-политического единства в виде СССР, «социалистического лагеря», сионистского коминтерна и пр. нельзя отнести к общественно-государственной созидательной роли евреев, перехвативших властно-управленческие функции в России, поскольку никогда в истории своей государственности они не создали, и не имели. Работали имманентные, глубинные русские славяно-православные объединительные традиции и обычаи, которым малый государствоуправляющий народ под руководством мирового организованного в Интернационал еврейства, придавал своё целеполагание и соответствующую моменту иудео-сионистскую окраску, ради обмана русского и других коренных народов.
Так или иначе, удалось духовно-идеологически наркотизировать и усыпить русский дух, однако окончательно сломать русско-православную сущность народа пока не удалось. Сохраняется духовно-церковное и цивилизационное пространство. Геополитика русского духа продолжает работать. Пока с отрицательным вектором. К настоящему времени от России отошли кровнородственные малороссы и белорусы, утрачены значительные евразийские пространства. Русский суперэтнос переживает рост центробежных сил на субэтническом уровне, который стимулируется Центром и закладывается в государственные программы. Таковой, например, является принятая правительством РФ стратегия социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона, которые без стеснения называются «предпродажными » и стимулируют суверенизацию Сибири. Сюда же надо отнести и стратегию национальной политики РФ и план её реализации, в которых предусматривается «окончательное решение» русского вопроса до 2025 года. Силы тьмы наступают, а значит и нарастает глубинное сопротивление им сил Света.

 1263038387_vq2hzrewuy4rfbw

Когда геополитика Русского духа сменит свой знак с отрицательного на положительный, видимо, знает один Бог. Возмездие Провидения за геноцид русского и других народов мира, очевидно, лежит вне человеческого понимания, поскольку никакой народ, общество, церковь, государство, никогда, по крайней мере, со времён так называемой Великой Английской революции, нигде не оказывали осмысленного, целенаправленного и результативного сопротивления организованной геополитической силе глобального финансово-коммунистического интернационала. Складывается ощущение, что эта мировая преступая мафия находится в другом измерении, в другом пространстве, как будто они не люди, как будто они нелюди из другого мира навей. Даже общий приблизительный анализ геополитики Русского духа доказывает, что его – Духа — достижения и поражения в минимальной степени опосредованы субъективной волей народов, государств, правителей и относятся скорее к «компетенции» Высших сил. Объективно то, что Божественным предопределением, свободной волей, через Веру и наши руки силы тьмы фундаментально, онтологически — провиденциально обречены на поражение, несмотря на те сети, которыми они опутали весь мир.

________________________________________
[1] А.Пушкин. ПСС. т. 7, с. 50.

[2] И. Ильин. Что сулит миру расчленение России.

[3] Достоевский Ф.М. т.10, с.196…200

[4] Данилевский Н.Я. «Россия и Европа». 6-е изд. СПб. «Глаголь», 1995, с.218

[5] Мороз Алексей, свящ. Россия перед выбором. Духовность истинная и ложная.-СПб, 1998, с. 13-15.
[6] Рождественские чтения 1999. Сборник пленарных докладов У11 Международных образовательных чтений. м., 1999.
[7] Дворецкая М.Я. Святоотеческая психология.-СПб., 2000, с. 76.
[8] Арианство – одно из учений в христианстве в 1У – У1 веках, утверждавшее сотворённую природу Бога-Сына. Получило название по имени его основателя – александрийского священника Ария. Ариане утверждали, что Христос, будучи сотворён Богом, не имеет своего бытия и не равен Ему. Христос лишь подобосущен Богу. Арианство осуждено на 1 Вселенском Соборе в Никее в 325 году и в качестве символа веры было принято учение о единосущной Троице. Арианство некоторое время имело позиции официальной религии в Византии. Было широко распространено среди западноевропейских славян-германцев – готов, вандалов, бургундов, в Остготском королевстве в Италии, Вестготской Галлии (Септимании), Испании и др. Историк А.Г. Кузьмин полагает, что раннее христианство на Руси носило арианский характер.
[9] Несторианство — христологическое учение Антиохийской богословской школы. Приписывается Несторию Архиепископу Константинополя (428 – 431), осуждено как ересь на Эфесском (Третьем Вселенском) соборе в 431 году. В Настоящее время является самобытной христианской конфессией и лице Ассирийской церкви Востока. Несторианство признаёт полную симметрию богочеловечества Христа, его две неслитные ипостаси – две природы Бога и человека. Утверждали, что дева Мария была не Богородицей, а Христородицей. Будучи гонимыми в Византии, несториане ушли в Персию и стали оппозицией византийскому христианству. Несторианство широко распространилось в Центральной Азии, Китае, достигло Японии, Индии. Несториане пользовались большим влиянием у русов-индоевропейцев Восточно-Сибирского скифского мира, так называемых монголов, под властью которых в 13 -14 веках находилась большая часть Азии, Руси и Восточной Европы. Часть несториан тесно контактировала с папским Ватиканом, были против Западного похода Батыя, находились в сложных отношениях с русской православной церковью, лоббировали Жёлтый крестовый поход. Несторианство потерпело поражение от мусульман. За отказ принять ислам Тимур организовал резню несториан в Средней Азии.