МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТЕРРОРИЗМ В РЕАЛЬНОЙ ГЕОПОЛИТИКЕ

Международный терроризм  в  реальной геополитике

 

Выявлению сущности так называемого мирового терроризма может способствовать рассмотрение и анализ его роли и места в  динамическом управленческом алгоритме «Субъект, объект, цель средство, результат, условия».

На наш взгляд, такой подход позволяет в значительной мере освободиться от политической конъюнктуры, определить главных и второстепенных операторов терроризма. Увидеть его генезис, выстроить иерархию.  Разобраться где цель, а где средство. Рассмотреть некоторые результаты террористических операций и  условия,  в которых происходит активизация терроризма.  Наконец, понять какой терроризм справедливый, законный и оправданный, а какой несправедливый, агрессивный, античеловеческий и требует осуждения и наказания мировым сообществом, жёсткого пресечения международными и государственными органами власти.

                Главный субъект терроризма.

В качестве первичного  и главного субъекта терроризма выступает многосложная геополитическая структура, не имеющая однозначной географической привязки, со своей противоестественной духовностью и её специфическими носителями. В организационном отношении она представляет собой кланово-клубную, открытую и тайную, формальную и не формальную паразитическую систему. Как глобальный политико-идеологический фактор в  силу определённых обстоятельств средствами массовой информации  практически не затрагивается, в научном дискурсе  не присутствует. Он может иметь множество наименований, однако,  наиболее характерологическим и, в длительном историческом контексте,  адекватным  представляется определение «сион», или  в политико-идеологической терминологии — «сионизм», «мировой сионизм».

По нашей оценке именно данный геополитический  субъект, включающий управляющую подсистему масонского типа «Комитет 300», сеть нижестоящих сетевых управляющих парамасонских  структур: Совет по международным отношениям, Римский и Бильдербергский клубы, Трёхстороннюю комиссию, МВФ и др., определил мировой исторический процесс в последние столетия и с триумфом использовал его результаты в своих собственных интересах.

Сионизм, как субъект, запрограммирован на терроризм духовно, концептуально, идеологически и практически в заповедях Моисея, в частности фразой о разделении народов на «ближних» и «чужих». Он продуцирует терроризм  ещё  со времён ветхозаветных  «Казней Египетских». Организационное оформление  терроризма можно отнести к сектам зелотов (ревнителей) и радикалов сикариев (кинжальщиков) – руководителей Иудейской  войны в первом веке до новой эры.

Сегодня мировой сионизм является первичной  социально-политической базой международного терроризма, навязанного мировому сообществу в качестве главного врага. Им выдвигается категорический императив  о немедленной консолидации и глобальной борьбе со своим собственным детищем, разумеется, под эгидой формальных и, конечно, неформальных сионистских структур. «Кто не с нами, тот с террористами». Данный субъект терроризма управляет планетарными процессами с помощью следующего «инструментария»: Англия – мозговой центр, Израиль – идеологическо — террористическая сила, США – военно-финансовая сила.

Что касается терроризма исламского происхождения, то его зарождение можно отнести к 8 веку. Тогда мусульманская шиитская секта исмаилитов, возникшая в Багдадском Халифате, начала практиковать физическое уничтожение представителей власти Аббасидов (750-1258).  Это было связано с тем, что при Аббасидах арабская знать оказалась оттеснённой, выходцами            из Ирана и Средней Азии, среди которых присутствовало иудейское влияние. Центр Халифата переместился из Сирии в Ирак. Стали нарастать социальная и национальная напряжённость, угнетение и ограбление народных масс и,  как следствие, ответное сопротивление шиитов-исмаилитов.

То явление, которое называется сегодня «исламский терроризм»  не более как ответная реакция на сионизм и американо-израильскую глобальную экспансию, с одной стороны, и как манипулируемый  инструмент глобализма – с другой. С этой точки зрения, после сионистского вся нижеследующая разветвлённая  иерархия терроризма в историческом времени и географических пространствах является вторичной и, следовательно, второстепенной.

Причём, за многими терактами в исламском исполнении стоят спецслужбы, находящиеся под невидимым управлением сионизма.

Духовной основой сионистского терроризма, или интернационал-терроризма,  выступает талмудический иудаизм.

                 Глобальный объект терроризма.

Объектом, на который воздействует сионизм в обозримом историческом времени,   с целью его трансформации в своих собственных интересах и дальнейшей гегемонии является естественная, традиционная  геополитическая и культурно-историческая реальность, сложившаяся система межгосударственных отношений, национально-государственное мироустройство человечества.

          Основная цель, на которую «работает» международный терроризм.

Целью, которая избрана указанным субъектом и в течение тысячелетий целеустремлённо преследуется, является мировое господство. Сегодня эта цель интерпретируется как процесс естественной, прогрессивной, неизбежной и т.п. глобализации. В реальности процесс глобализации субъектом эффективно управляется и протекает в соперничестве двух стратегических концепций:

— сионистско-хасидской  – жёсткое централизованное мировое государство (проект на ХХ век – мировой коммунизм по марксистским схемам), при доминировании восточноеврейской, акшкеназской каббалистической ментальности.

 

— сионистско-раббанитский – более либеральное устройство мирового государства (возможный проект на ХХ1 век – мировая либеральная империя) под негласной эгидой мировой финансово — олигархической мафии, при доминировании западноеврейской, сефардской рационалистической  ментальности.

               Терроризм – одно из средств достижения глобальных и промежуточных целей.

Террор как совокупность террористических актов и как социально-политическое явление всегда использовался субъектом как средство управления общественными процессами.

Терроризм как  социально-политический процесс представляет собой один из способов действий субъекта при достижении своих  промежуточных и глобальных целей. Терроризм наиболее эффективный катализатор деструктивных социальных процессов, подготовительный, управленческий  и пусковой механизм запланированных социальных потрясений в различных государствах, регионах…: как то — революций, восстаний, войн, этнических конфликтов, перехвата стратегических коммуникаций, устранения конкурентов, провоцирования религиозной и национальной  розни и т.п.

Иерархическая структура терроризма  всеохватна и всепроникающа. Практически в любой сфере человеческой жизнедеятельности возможны  и имеют место факты явного и латентного террора той или иной интенсивности.

Высшую ступень, на наш взгляд, занимает информационный терроризм как средство разрушения традиционных концептуальных, духовных, культурных целей и ценностей, национального самосознания народов, их государственности. Взамен индокринируются идеологеммы и смыслы, вытекающие из принципа двойного стандарта духовно-доктринальной основы главного субъекта терроризма и позволяющие ему поэтапно утверждать свою гегемонию в различных геополитических пространствах.

Терроризм неразрывно связан с деятельностью СМИ

 

Так, например, в средневековье вдруг расцвели «гуманизм» и «возрождение» с их языческим культом человеческой плоти. Масонская абстракция «Свобода. Равенство. Братство». Далее, просвещение и модернизм, либерализм и демократия, социализм и коммунизм,  общечеловеческие ценности и права человека  и т.д. и т.п.

Терроризм в виде материально-боевых, диверсионных акций  занимает в рассматриваемой иерархии одну из самых низших ступеней и является лишь эмоциональным дополнением главной, постоянно действующей и всеобъемлющей формы информационного терроризма. Главная задача информационного терроризма – социальное кондиционирование, управление общественной энергетикой стран, регионов, человечества в целом. С этой целью в конце Х1Х века названный субъект в течение примерно десятилетия поставил под свой контроль подавляющее большинство мировых и национальных средств массовой информации.

Где-то между высшей и низшей ступенями занимают свою нишу финансовый и экономический терроризм.

Финансовый терроризм является одним из приоритетных средств, с помощью которого осуществляется завладение финансовыми  системами государств и фактическое их покорение. Так, в конце ХУ11 века был создан первый частный банк – «Английский банк». В результате за четыре года национальный долг Англии вырос в 13 раз.  В июне 1815 года английская общественность была дезинформирована о поражении в битве под Ватерлоо. Упавшие в цене акции «Английского Совета» были скуплены Натаном Ротшильдом, а после официального сообщения об исходе войны поднялись намного выше изначального уровня. На этот раз был уже установлен контроль над всей английской экономикой.

По аналогичной схеме, через создание частной Федеральной резервной системы США, были поставлены под контроль  финансы, а в результате организации так называемой Великой Депрессии в начале 30-х годов ХХ века и скупки за бесценок предприятий, недвижимости   и экономика. Этим кризисом была подготовлена база так необходимой субъекту терроризма мировой войны.

Финансово-экономические террористические средства и методы принесли необходимые для сионизма результаты  во множестве других стран. Не исключение и Росфедерация. В начале 90-х годов ХХ века одномоментно финансы, 80 процентов промышленности, сырьевой комплекс, СМИ, другие важнейшие сферы жизнедеятельности страны оказались под управлением главного субъекта терроризма. Классический пример – дефолт 1998 года с кражей пяти миллиардов долларов, уничтожением среднего класса предпринимателей и многими другими негативными последствиями для народов РФ. В  2008 году  субъективным финансовым инструментом человечество ввергается в очередной рукотворный кризис. Опять на повестку дня выносится глобальная война, которая, как известно, «всё спишет».  Топор и инструмент финансово-экономического кризиса планомерно зависает над Европой, США, Россией, другими странами и миром вцелом.

В качестве примера экономического терроризма  также можно привести многострадальную Россию. Организация голода под предлогом неурожая в начале 20-х  и 30-х  годов,  в конце  40-х и начале 60-х имела целью геноцид, дестабилизацию политической ситуации в СССР и обогащение  внутреннего и внешнего интернационала. Пустые прилавки в конце 80-х годов ХХ века стали одним из способов дискредитации власти и уничтожения СССР.

Голодомор

 

Строго говоря, чёткого разграничения ступеней, видов, форм и т.п. терроризма не может существовать, поскольку все они используются главным субъектом комплексно и в зависимости от стоящей в данный момент времени цели. Причём проводится, как правило, несколько сценарных проектов. Эффективный принцип — не класть яйца в одну корзину.

               Некоторые результаты проведения стратегической операции «международный терроризм».

Результатом,  развёрнутой после провокации 11 сентября 2001 г. кампании, под названием «борьба с международным терроризмом» может быть целая палитра неоднозначных последствий. Некоторыми из них могут стать:

— осуществление  проекта «глобализация» и выстраивание  единого  мирового управления  по одному из стратегических сценариев, более реалистично – нечто среднее в виде общей государственно-политической формы мирового  господства. Вариант может быть реализован волевым путём, однако, в принципе не жизнеспособен в силу природно-исторического принципа разнообразия;

— длительная череда агрессий и войн за углеводороды, региональное экономическое доминирование, наркотрафики, водные источники и др.;

— разоблачение «тайны беззакония» в лице иудаизма и его политического инструмента – сионизма.

— похороны на некоторое время сионизма, снижение степени воздействия на народы иудаизма и его «превращённых для неевреев форм» – либерализма, демократии, марксистского коммунизма и социализма, нацизма, расизма, протестантизма и т.п.

— нарастание национально-революционного, освободительного движения не только в форме терроризма, но и государственного, международного, блокового сопротивления.

— восстановление традиционных религиозно-мировоззренческих и национально-государственных устройств, самобытности народов, справедливого мироустройства в планетарном масштабе.

— остановка  необратимых разрушительных процессов в ноосфере, восстановление здоровых антиэнтропийных, созидательных тенденций.

         Условия, стимулирующие активизацию терроризма.

Некоторые исторические обстоятельства, в которых международный терроризм активизируется субъектом  в собственных интересах, следующие:

— Создание революционных ситуаций и осуществление спланированных «самопроизвольных» революций. Так, международный терроризм стал главным средством всех удачных и неудачных революций и восстаний, прокатившихся по Европе в 1848 – 1849 гг. Только в России в том же году было осуществлено 64 бунта и других актов вооружённого насилия.

Его апологетами, носителями и исполнителями стали десятки специально созданных тайных радикальных политически структур. Их называли  «партии кинжала и стилета». Среди них —  «Молодая Италия» – 1831 г., «Молодая Польша», «Молодая Германия»,  «Молодая Европа» – 1834 г., «Молодая Швейцария», «Молодая Франция», «Молодые Корсика, Аргентина, Босния, Молодая  Россия, Армения, Египет, Молодые чехи, Румыния, Венгрия, Болгария, Греция, Сербия, Молодая Америка, Турция (младотурки), Молодой Израиль, или Бнай Брит.

Германия. Май 1849. Фридрих Энгельс на баррикадах в Эльберфельде.

Гравюра 19 в.

 

В конце Х1Х – начале ХХ веков в процессе индивидуального и революционного террора были уничтожены тысячи русских патриотов и государственников России. В конце ХХ века в целях подготовки сионистского переворота 91-93 гг. осуществлены провокационно-террористические, диверсионные акции, вооружённые конфликты и т.п. практически во всех союзных республиках СССР.

— начало войн, которые по существу являются материальной  широкомасштабной формой идейно-религиозного, концептуального, политического, идеологического, вооружённого терроризма, осуществляемого национально-социальными группами, государствами, военно-политическими блоками. Так, спусковым крючком  известных мировых войн послужили провокационные теракты в Сараево и Глейвице. 11 сентября 2001 г., по оценке многих экспертов, развязало третью «горячую» глобальную войну за мировое господство. Далеко идущие последствия имеет террористическая акция, подготовленная и осуществлённая высокопрофессиональными спецслужбами в индийском  городе Мумбаи.

— Сокрытие и оправдание, камуфлирование и отвлечение народного сознания и общественного мнения от факта оккупации названным субъектом страны, государства, органов власти, сфер жизнедеятельности и т.п., переключение внимания на целенаправленно создаваемый образ врага.

Как правило,  в роли врага выступают силы, осознающие сам факт оккупации и внешнего управления, понимающие состояние национальной жизни и неизбежный гибельный финал государственности, утрату самобытности и т.п. Рано или поздно начинается идейно-религиозное сопротивление, национально-освободительное движение, гражданское неповиновение и др.

Соответственно, провоцируются в нужное время и в нужном  месте теракты, начинается жесточайшее подавление так называемого религиозного и национального экстремизма, сепаратизма, патриотического общественно-политического сопротивления, антисемитизма, шовинизма и пр.

Такого характера неограниченный широкомасштабный террор осуществлялся троцкистско-сионистскими кондотьерами, связанными с Комитетом – 300, против русского и других коренных народов и, особенно, национальных элит после 1917 г., стоивший десятков миллионов человеческих жизней. Информационно-биологический терроризм с высокой эффективностью «работает» в настоящее время, унося ежегодно более миллиона жизней в России.

С другой стороны, мы наблюдаем пример использования радикальных национальных кругов Чечни, в союзе с мусульманскими единомышленниками, борющимися против сионизированной российской власти, для дестабилизации и ослабления самой РФ, дезорганизации государственной деятельности и укрепления антироссийских сил и позиций в стране, более тесной привязки её к структурам   антитеррористической  коалиции. В других национально-территориальных и субъектах РФ такое сопротивление также имеет место, хотя и не явно выражено. Идёт прозрение и в регионах с преимущественно русским населением.

Аналогичная ситуация с так называемым «исламским терроризмом», противостоящим оккупации Палестины  и уничтожению исламской цивилизации.

Справедливое сопротивление главному субъекту терроризма в виде ответного террора и других форм борьбы существует везде, где он пытается установить свою гегемонию – в Израиле и США, Европе и Азии, Латинской Америке и Океании…

 

Р.S.  или к истории вопроса.

 

Один из ведущих глобалистско — сионистских аналитических центров RAND Corporation указывает, что эру международного терроризма открыло политическое убийство бедных израильских спортсменов на Мюнхенской олимпиаде в 1972 году. Этот важнейший политико-хронологический рубеж обозначен в докладе с симптоматичным названием «Координация «войны с терроризмом» в марте 2004 года.

 

Десять казней египетских

Однако, если быть корректным, то фактическое начало мирового терроризма можно отсчитывать с «Казней Египетских», когда именно иудеи в течение трёх месяцев терроризировали народ Египта  (Ветхий Завет, кн. Исход 5,1-2), а уходя его ещё и ограбили (Исх., 12, 31-36).

На наш взгляд, исторической датой массового, в полном смысле международного, организованного  терроризма надо считать 1831 год — создание первого тайного политико-террористического общества «Молодая Италия».  Главным  его организатором (как и других вышеперечисленных) стал сын  врача из Генуи, восторженный последователь венецианского монаха — сатаниста Паоло Сарпи, высокопоставленный агент секретной службы Лондона и подручный «разжигателя пламени революций» лорда Пальмерстона,   террорист, масон и руководитель баварского ордена Иллюминатов Джузеппе Мадзини (1805-1872).