О НАУЧНОЙ ПОЛИТИКЕ АКАДЕМИИ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ

О научной политике

 Академии  геополитических проблем

Доклад[1] вице-президента В.Л. Петрова на 10-м Общем собрании

 5 февраля 2010 г.

Немного истории.

 Так получилось, что складывание научной политики Академии началась с разгрома безграмотной версии геополитического развития Росфедерации, представленной на обсуждение в Комитет по геополитике Государственной Думы неким научным коммунистом Бурбулисом Г.Э. Это было в 1999 году. Члены Академии Анохин В.П., Петров В.Л., Сивков К.В. не сговариваясь, выступили против одиозно-либералистского видения этой темы и предложили некоторые тезисы геополитики России.

С момента регистрации Академии в 1999 г. и по сегодняшний день её научная политика вполне осознанно оформилась и развивается в виде двух коррелирующих между собой, но объективно неслияных потоков.

Когда первый президент А.И. Палий, Царство ему небесное, в 2000 году поставил задачу создать Геополитическую доктрину России, сразу встал вопрос: «А для кого? Кто заказчик?» Не тот заказчик, который платит деньги, хотя и такого искали во всех инстанциях и, конечно, безрезультатно. А Заказчик подлинный – Власть и её элита, потому, как геополитика это наука власти и для власти, что было известно задолго до современных компиляторов.

Как тогда, так и сегодня, выбор оказывается небольшой.  Во-первых, это существующая власть Росфедерации, для которой, как предполагалось и впоследствии полностью подтвердилось, не нужны никакие конструктивные идеи, даже бесплатные. У неё другие интересы.  И, во-вторых, Власть государствообразующего русского народа в лице его передового слоя. Это потенциальная и перспективная власть, единственно способная возродить Россию в её масштабах и величии.

По первому варианту К.В. Сивков предложил свои  наработки, по второму – В.Л. Петров представил развёрнутый план-проспект Геополитической доктрины России, который был опубликован в 2001 году. По договорённости с А.И. Палием было решено, что надводной частью этого неподъёмного геополитического айсберга будет заниматься Сивков, а Петров  продолжит формировать его подводную часть. Так это продолжается и по сей день.

Большая часть активных членов Академии, работая в рамках существующей системы,  формирует и пытается оплодотворить первый поток. Значительно меньшая, насколько возможно действуя вне системы, реализует второй альтернативный геополитический поток, опираясь на национально-исторические основания. Тем не менее, за десятилетие и там, и там образовался солидный фундаментальный научный задел. См. Приложение №№ 1 и 2.

Закономерен вопрос, зачем такое пусть даже условное разделение на два направления в одной научной организации, ведь можно их объединить? Увы, наш жизненный и научный опыт подсказывают, что всегда существовали и,  видимо, на ближайшую перспективу сохранится ситуация когда имеет место официальная и разрешённая наука и рядом с ней реальная, подлинная, но игнорируемая наука. Особенно это касается общественно-исторического контекста: изучаем сами и преподаём студентам одни законы, а жизнь и история реально развиваются совсем по другим. Это последнее и есть предмет рассмотрения второго направления нашей геополитики.

Некоторые результаты сложившейся научной политики.

 

 В формате первого направления имеются как свои плюсы, так и минусы.

Плюс —  достигнута достаточно большая известность, авторитет и вполне приличный интеллектуальный рейтинг АГП в информационном пространстве  СМИ, Интернете, не только в РФ, но и за рубежом, в том числе на международном, дипломатическом уровне (только за счёт сверхусилий Президента АГП);

Минус —  СМИ вписали ангажированных членов АГП в собственную систему, заставили играть по их правилам и, по существу, используют в своих целях для иллюстрации поверхностной текущей информации, жёстко цензурируя острые для них моменты и, особенно, сколько-нибудь концептуальные  высказывания, коль скоро они допускаются;

Плюс —   поднялась на новый уровень учебно-педагогическая деятельность (опять же за счёт сверхусилий Президента), геополитическая проблематика нашла заинтересованных последователей среди студентов и профессорско-преподавательского состава некоторых ВУЗов как в Москве, Росфедерации в целом,  так и за рубежом;

Минус – руководство ВУЗов, в которых осуществляется преподавание геополитики, стало на халяву эксплуатировать тощий ресурс Академии, навязывая стажировки и практики студенток, научное руководство аспирантов и докторантов в основном женщин. По существу реально навязана игра по чужим вредоносным правилам Министерства образования РФ и Болонской системы в ущерб интересам и задачам самой Академии.

Вызывает беспокойство гендерная проблема в преподавании геополитики – подавляюще женский состав с определёнными ему природой биосоциальными функциями. Женщина, даже входящая в управленческую элиту, не способна и не должна решать явные и тайные проблемы геополитического противоборства. Очевидно, детское бессознательное увлечение несвойственной женской натуре проблематикой может навредить семье, жизни, карьере. Государственная управленческая, политическая, военная, хозяйственная и другая элита это мужчины, выращиваемые из мальчиков. А геополитика это преимущественно закрытая наука власти и для власти,  не для всех уровней населения, профессий… и опасная для умов.

Плюс – Северо-Западное отделение – наиболее структурированное и функционирующее отделение. Проводит большую, географически масштабную и весомую, в смысле объёма печатной продукции, работу в рамках первого нашего направления и в формате Министерства образования и науки РФ и Болонской системы.

Отсюда минус – вполне объяснимый дефицит «русского духа», ну а Русью там не пахнет уже три столетия.

В формате второго направления.

Плюс – рядом ученых как членов Академии, так и не состоящих, но духовно близких к ней,      подготовлены и опубликованы исследования, восстанавливающие подлинное русское мировоззрение, православную методологию и гносеологию, освещающие обширный геоисторический и метафизический контекст. Эта линия опирается на труды и идеи таких авторов как Н.Я. Данилевский, К.Н. Леонтьев, Л.А. Тихомиров, А.С. Хомяков, К.С. Аксаков, Ф.И.Тютчев, Н.Н. Алексеев, Ф.М. Достоевский, Д.И. Менделеев, В.С. Соловьёв, В.А. Мошков, Н.Ф. Фёдоров, В.И. Вернадский, Г.П. Федотов, И.А. Сикорский,  А.С. Шмаков, Л.Н Гумилёв, И.Л. Солоневич, И.А. Ильин, И.Н. Яницкий,   О.А. Платонов, Н.Н. Моисеев,  А.Е. Акимов, Г.И Шипов, Ю.Д. Петухов, М.В. Назаров, В.М. Ерчак  и др., выделяя геополитическую составляющую. Существует, правда не нашими усилиями, обширный сектор Интернет – сервисов, где такая наука выкладывается;

Минус – отсутствие, то есть практически полное блокирования данной темы в официальных СМИ,  или ерническая её подача, или демонизация под экстремизм, «русский фашизм». А в существующей многочисленной, но местного уровня патриотической печати многого не скажешь,  и мало кто услышит.

Плюс – члены Академии, под руководством первого и действующего президентов, в течение десяти лет прилагали большие усилия, чтобы  теоретические императивы геополитики приложить к практическим действиям конкретных организаций, движений, VIP, не VIP и других персон. Эта напряжённая работа осуществлялась в рамках «Клуба «Геополитика и жизнь», Военно-Державного Союза России, Державного Союза России, Офицерского Собрания, Союза Русского Народа, Высшего офицерского совета России и других патриотических течений. Существует множество наработок. Состоялись многочисленные и неоднократные встречи с чиновниками самых верхних этажей власти. Что-то получилось.

Однако, и это минус – предложить и принять внятную и практичную национальную стратегию или какой-то иной концептуальный, программный  документ хотя бы для одной из названных структур, так и не удалось.

Некоторые уроки

 

Исходя из сложившегося дуализма, заслуживают внимания следующие два связанные между собой момента.

Урок, относящийся к проблеме теоретического освещения геополитического субъекта.  Если в первом направлении доминирует преимущественно эвфемическая интернационалистская подкладка, лишённая национально-исторических оснований, то второе направление предпочитает синонимический ряд, называя сущности и явления своими именами. Этот поток не видит от  интернационализма сколько-нибудь долговременных и полезных для России результатов, впрочем, как и от национализма любого, в том числе и русского, толка. И тот и другой это отступление от многотысячелетней Традиции и алгоритма организации Евразийского пространства.

Дело в том, что государствообразующему народу нет необходимости стимулировать себя так называемым национализмом – чужим, мутным иностранным словом и чувством. Нет этого в его архетипе. Однако, всегда было и есть осознание себя законным хозяином и созидателем на освоенных землях, защитником проживающих там народов. Такая самоидентификация на уровне сознания, подсознания и сверхсознания называется великонародием (поэтому часть русских и называет себя великороссами). Геополитически реализуется такая идентичность как созидательное великодержавие. За последние 7-5 тысячелетий евразийское пространство от Тихого до Атлантического океана и от Ледовитого до Индийского многократно организовывалось именно таким образом. Но об этом отдельно и в другом месте.

К слову, так называемые большевики, в ХХ веке довольно мягко боролись с национализмом малых народов, грузинским, азербайджанским, армянским, еврейским… но русский национализм не трогали. Они жестоко вырезали  великорусское сознание вместе с его «гордостью», а также русское великодержавие, которому приклеили ярлык «шовинизма». Понимали разницу. Эту разницу надо понимать и нам геополитикам, и, особенно, крутым национал-радикалам. Таким образом, интернационализму, одной из его форм чекистско-коминтерновскому евразийству и прочим проектам  в России объективно противополагается русизм, великонародие и его государственная форма – великодержавие.

Второй урок. Это позиция практического, рабочего выбора геополитического субъекта.

Поскольку геополитика это наука больших пространств, масштабов, измерений, глобальных субъектов, объектов и т.п., то есть наука  власти и для власти, постольку задача Академии состояла и состоит в следующем.

Или, с одной стороны,  предлагать правящей элите мировоззрение, идеологию, стратегию и  властные инструменты и тем самым, играя по её правилам, вписаться в систему и благоденствовать на уровне псевдоаналитических и лженаучных структур павловских, белковских, сатаровых, никоновых, марковых, потеряв при этом лицо.

Или, с другой, сыграть по своим правилам.  Дать альтернативной, законной и подлинной русской властно-управленческой элите, грамотному слою, народу в целом реальную геополитическую картину мира, механизмы и технологии мирового управления, актуальный проект восстановления державной государственности в объединённой России, другие духовно-мировоззренческие и доктринальные сущности и, тем самым оправдать смысл своего создания и существования, даже ценой самоубийства. Трудный выбор за нами.

Возможно, конечно, в целях самосохранения совмещать названные направления деятельности, однако десятилетний опыт показывает и соответствующий результат. Т.е., в этом стратегическом аспекте, никакой.

По большому счёту Академия, являясь общественной ассоциативной добровольной и безденежной организацией, изначально не была способна решать указанные задачи. Однако, с учётом накопленного опыта, научно-исследовательских наработок, правильно сделанных выводов и извлечённых уроков она, тем не менее, способна дать геополитическую стратегию для существующей и дееспособной русской элиты и власти.

Такой императив обусловлен критической российской и глобальной ситуацией ближайших лет. Вопрос заключается в том, возродится ли русский народ как геополитический субъект и  возродит Россию, сохранит евразийскую и мировую цивилизацию или уйдёт в небытие.

Название Россия может остаться на какой-то части территории, но жить в ней будет вырождающееся население, избиратели вперемежку с инородцами.

 

Некоторые ориентиры научной политики

 

Научная политика Академии изначально определялась и, очевидно, только и может определяться её статусом, приоритетами и смыслом существования. Не формальным уставным статусом, а жизнью, тем состоянием общества и народа, в котором наш народ сейчас находится.

Академия это, прежде всего, свободная организация, свободное сообщество свободных людей, собравшихся вокруг непонятного слова «геополитика» и занимающихся свободным научным творчеством в свободное от основной работы время. Причём, не игры ума ради, а для более высоких целей спасения Отечества. Здесь не казарма и здесь не ходят строем это отупляет. Здесь приказы не работают. Здесь не мобилизуют всех скопом на одну, пусть даже  важную, проблему это не эффективно, да и не реально. Здесь высказывают идеи без оглядки на онтологического оппонента, под какой бы личиной он не прятался.

Здесь творят и работают по своему выбору и предрасположению на информационно-просветительском, педагогическом, исследовательском, фундаментальном или каком-то ином уровнях.

Поэтому два указанные направления научной политики, объективно сложившиеся за десятилетие, целесообразно учитывать и развивать, тем более, что отменить их, думается, невозможно.

Главный приоритет – государствообразующий народ и его подлинная элита. Академия должна содействовать, чтобы у данного геополитического субъекта было истинное понимание своего прошлого, настоящего и будущего, а образованный слой имел адекватный инструмент геополитического созидания. Причём, не просто казённую доктрину, а духовное и архетипическое учение русского народа. В этом, по большому счёту, и состоит предназначение Академии, а не в геополитическом просвещении населения. Для этого в Академии целесообразно иметь научное отделение русской геополитики. Однако, многие члены Президиума и Академии к этому не готовы.

К слову. Интересный диалог состоялся сегодня в кулуарах Собрания с одним из новых членов Президиума. На мой вопрос, почему, не смотря на обещание, не представлена  моя книга «Очерки русской геополитики», единственная в Академии изданная в 2009 году, почему изъят мой доклад из пакета документов предназначенных для раздачи членам АГП, последовала злобная симптоматичная реакция: «У нас нет русской геополитики». Мой «толерантный» ответ — «Это у вас, господа «рассеяне», нет и не может быть русской геополитики, а у нас русских православных – была и есть». Такие подводные камни.

Далее. В творческой научной деятельности необходимо продолжать сложившуюся практику индивидуального вклада каждого члена в общеакадемический капитал.  Продолжать журнал и сборники, в которых отражать по возможности, обходя цензуру,   подводную часть айсберга научной политики. Постараться не плодить печатные коллективные научные могилы.

В информационном пространстве мы ничего не можем изменить, однако, избегать его не следует и, хоть в завуалированном виде, стараться нести полезную информацию. А вот в Интернете, как десять лет назад, так и сегодня необходима своя страница с выкладываемой на ней научной объективной позицией Академии и, конечно,  авторских работ.

В учебно-педагогической деятельности членов Академии по возможности стараться делать акцент и вырабатывать геополитическое видение у мальчиков, студентов, мужчин – будущей и настоящей элиты России. Для девочек, студенток, женщин – в популярной форме. И чтоб без обид, феминистки это опасно.

Сегодня,  в преддверии 65-летия Победы в войне, как никогда актуальным, является подлинная геополитическая оценка Второй мировой и Великой отечественной войны, а так же ХХ века в целом. В официальном медиапространстве такое видение полностью игнорируется. Определённые авторские наработки имеются, однако консолидированная позиция Академии отсутствует. Хотя, если подумать, в ней нет острой необходимости. Достаточно авторского видения.

Таковы, если коротко, основные моменты научной политики прошедшего и, надеюсь, будущих десятилетий.  В их теоретико-идеологической и практической реализации состоит смысл существования Академии.

Такие наши дела.

Петров В.Л.

Вице-президент Академии геополитических проблем


[1] По формальному поводу этого доклада 18 марта 2010 года состоялось, специально и  в тайне от докладчика, подготовленное заседание Президиума и  Научного совета Академии. Сам доклад и проблемы в нём поставленные, конечно, не были вынесены на обсуждение, несмотря на настоятельное предложение автора. Сказалась вполне понятная научная и политическая трусоватость.  Планомерно оно было превращено в зоологически колоритное заседание полкового партийного комитета КПСС  времён загнивающего развитого социализма с разбором персонального дела очередного отступника от генеральной линии командира — единоначальника.  Вина автора была определена кратко, простенько и со вкусом: «Так нельзя»! Причём, большинство участвующих так и не поняли существа проблемы, поскольку кукловоды не имели намерения их посвящать. Примечательно, что самым громким был голос инородцев, агарян заполонивших Академию и пролезших в Президиум и Совет, благодаря противоестественному интернационалистскому отбору и попустительству его членов. Автор, предварительно констатировав деградацию Академии и «умыв руки», покинул судилище и был, разумеется, исключён из членов АГП, что воспринял с большим облегчением и удовлетворением.

Такая весьма предсказуемая реакция на «нетолерантную» русскую геополитику! Таковы реалии либералистской «управляемой демократии» и способы выживания пресмыкающихся в её социальном вареве общественных и других соглашательских и коллаборационистских организаций и учреждений. «Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых…»  (Первый  псалом Давидов).