ГЕОПОЛИТИКА ГЛОБАЛИЗМА И РУССКИЙ ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ ОТВЕТ

Геополитика глобализма и

русский цивилизационный ответ

 

Глобализация имеет объективную и субъективную стороны. Первая представляет собой естественноисторический процесс растущей взаимозависимости мира в результате быстрого распространения информации и технологий, увеличения объёма и номенклатуры услуг и товаров, расширения финансовых потоков между странами и т.д. Эта исторически обусловленная объективность не является столь неизбежной, безысходной,  инфернальной для России данностью.

Вторая – субъективная сторона – и есть то, что раскрывается в понятии геополитика глобализма. Здесь объективный процесс глобализации выступает в качестве геостратегического механизма завоевания и укрепления власти Запада над всем остальным миром, установления нового мирового порядка, единого мирового правительства. В геополитике такая структура мира называется мондиализмом, чему по существу тавтологичен термин глобализм.

Геополитика глобализации захватывает духовную, культурную, политическую, хозяйственную и другие сферы. Она выражается в целеустремлённых попытках Запада навязать другим культурно – историческим типам (русскому, китайскому, японскому, исламскому, индуистскому, латиноамериканскому, африканскому …) свой тип цивилизации как единственно верный и подлинный. Инструментами такой глобализации являются: разложение национального самосознания людей и народов, подрыв  государственности, примат международного права и установление полного контроля над суверенными системами власти, устранение протекционистских, таможенных и других барьеров в мировом финансово-экономическом пространстве, тотальная информационная, коммуникационная прозрачность и т.д.  В этом смысле правы исследователи утверждающие,  что процессы глобализации имеют своего геополитического субъекта, чётко спланированы, рукотворны и управляемы.

 

Глобализация — так?

Или глобализация  — так!

 

Как же конкретно выглядит угроза Русской цивилизации (а это, прежде, всего ядро – великороссы, малороссы, белорусы, а также другие евразийские народы, вовлечённые в их орбиту),  российскому суперэтносу  и исторической России в целом.

Геополитически нам, как и другим укоренённым цивилизациям, противостоит олигархическая разветвлённая всепроникающая многоуровневая организация неандерталоидно-мафиозного типа, объединённая  выверенной фарисейской духовно-идеологической концепцией, исторически оправдавшей себя финансово-торговой и либерально-демократической  стратегией и весьма  совершенной и эффективной талмудистской практикой. Если говорить об определении этого феномена, то  всего более к нему подходит название «химера».

Химера – это фантастическое чудовище с телом льва и головой дракона, олицетворяющее пороки и силы зла. Это сочетание в одной целостности двух разных несовместимых систем. Согласно теории Л.Н. Гумилева «химера» означает сосуществование двух и более чуждых суперэтнических  этносов в одной экологической нише. По существу,  это сочетание этнополитических элементов, органически между собой не соединимых. На суперэтническом, цивилизационном уровне метастазы химерных композиций ведут к деградации и гибели как коренного народа, в организме которого они обосновались, так и самой структуры-паразита. Именно в гибели Русской, российской цивилизации и всего земного сообщества как цветущей, многонациональной сложности от химер состоит главная угроза глобализации.

Схематично у обозначенной химеры – мафии можно выделить три уровня: глобальный, региональный и локальный или,  так сказать, отраслевой. Глобальная химера представляет собой планетарного субъекта геополитики в виде закулисного мирового правительства, мондиалистских организаций типа Совета по международным отношениям, Бильдербергского клуба, Трёхсторонней комиссии, узкий круг «чистопородной» элиты, мировых банкиров, медиамагнатов, высокопоставленных руководителей некоторых государств  и т.п. и весь остальной так или иначе управляемый ими мир народов, национальных культур,  цивилизаций. Эта мафия имеет свой формальный, легко управляемый парламент в лице ООН, послушные судебные органы типа Гаагского суда, ручные мировые СМИ,  карательные вооружённые силы в лице НАТО, банковские структуры типа МВФ и Мирового банка, другие наднациональные и надгосударственные контролирующие и властные органы.

Наиболее показательный пример региональной химеры – сегодняшняя Россия. Вообще говоря, химерические образования на территории исторической России имели место не так уж редко. Это Хазарский каганат У111-Х веков и  Ливонский орден Х111-ХУ1 в., петровская иноземная гвардия и бироновщина в Х111 в. Однако, здоровый православный русско-славянский организм сравнительно безболезненно справлялся с этими аномалиями. Сложнее оказалась ситуация в ХХ веке. Находящийся в фазе надлома русский этнос допустил наиболее ядовитые и опасные формы химер в начале и конце столетия. Это выразилось в том, что управление практически всеми сферами жизнедеятельности России оказалось в руках чужеродного, агрессивного, пассионарного «малого народа».

Надо подчеркнуть, что после 1917 года в течение 20 лет межклановой борьбы внутри сионо-коммунистической «ленинской гвардии», на верхушке партийного государства фарисейское иго несколько ослабло, а русский народ в ходе искупительной очистительной войны с германским сионо-фашизмом сумел выдвинуть свою государственную и военную элиту, возродить национальное самосознание. Конечно, такого подъёма русского духа не мог допустить  омасоненный космополитический интернационал. Кадры были физически уничтожены, а сознание государствообразующего народа — добросовестно затоптано коммунистическим агитпропом, шестидесятниками и так называемой интеллигенцией.

 

Четвёртая антирусская криминальная революция ХХ века

 

 В результате очередной иудейской революции 1991-1993 годов генетические наследники интернационал-большевиков, троцкистов образовали этнокриминальную химеру, которая маниакально продолжает углубление реформ, конечная цель которых, и этого никто из них не скрывает, полное уничтожение духовности русского народа, Русской цивилизации и Российского государства как великой державы. Если в соответствии со стратегией криминальной глобализации в мире должно быть создано около пятисот легко управляемых государств, то на территории России – 60-80 «суверенных» бантустанов».

Что касается локальной химеры, то достаточно посмотреть, например, на лица хозяев криминально приватизированной государственной собственности, на банковское хозяйство России, на олигархов, в руках которых находится нефть, газ и энергетика, СМИ, на тех, кто представляет российскую «культуру», и больше доказывать ничего не надо. Справедливости ради надо отметить, что не везде господствуют криминальные химеры. Они отсутствуют в шахтах, горячих металлургических цехах, на пашнях и в других местах, где работают нормальные белые люди-созидатели, которых в известных кругах презрительно называют «аборигенами» и «быдлом».

Важным аспектом является понимание взаимоотношений мафиозных структур с государственной властью. Надо заметить, что этот механизм универсален,  и весьма успешно работает как на глобальном, региональном (государственном), местном уровнях, так и в обозримом историческом времени. Итак, степень силы и степень слабости сегодняшнего    Российского государства определяется соотношением в распределении власти между формальной и неформальной её составляющими. Общая грубая схема такова: чем более доминирует формальная составляющая над неформальной, тем сильнее государство.

Российская Федерация – государство слабое, так как реальную власть осуществляют неформальные структуры, которые нацелены на изменение и разрушение исторически преемственной русско-православной национально-государственной традиции.

Неформальную власть воплощают три основные взаимопереплетающиеся силы.

Во-первых, это вполне очевидные два сионо — масонских клана с разветвлённой организацией внутри страны и управляющим центром на глобальном уровне, враждующие между собой за более полный контроль над  формальной властью, как по федеральной вертикали, так и в большинстве субъектов федерации.

На период формирования и становления их можно идентифицировать по именам собственным, своего рода меткам – это связки Березовский —  Берл Лазар  и Гусинский – Шаевич. Их генетика естественным образом восходит к упоминавшимся течениям и сектам в иудаизме – хасидизму и раббанизму.

Однако, сегодня эти метки носят имена самых высоких государственных лиц, что крайне опасно для безопасности России и чревато большой кровью, распадом многовековой российской государственности. В случае же угрозы их национальным интересам, собственности и банковским вкладам, кланы оперативно объединяются  и эффективно взаимодействуют против общего на данный момент врага. Так, например, и произошло с друзьями-противниками Березовским и Гусинским в период их политико-криминального исхода за пределы России.

Все остальные кланы – по регионам: питерские, московские, екатеринбургские, красноярские, тюменские…. и по отраслям: газпромовские, раоеэсовские, юкосовские, лукойловские, железнодорожные, банковские, политические, партийные, научные, культурные и т.д. и т.п., так или иначе, входят в орбиту первых двух.

Во-вторых, это широкий спектр политических партий и движений вообще и либерально-демократической направленности в особенности, разрушающих государственный организм по определению;

Наконец, третья сила – это многочисленные военизированные мафиозно-криминальные объединения, сформированные финансово- промышленными группами, этноклановыми сообществами, отдельными личностями и др., частные военные армии,  которые образовали параллельный силовой компонент власти численностью, по некоторым данным, более двух миллионов человек. Так, в событиях октября 1993 г. решительность своих целей продемонстрировало одно из таких формирований под названием «Бейтар».

Неформальные структуры, присутствуя во всех формальных органах власти:

А) разрушают единство власти, поддерживая западную антинаучную идею «необходимости разделения властей», что ведёт к ослаблению и деградации государства;

Б) держат под жёстким контролем духовный цивилизационный славяно-православный, тюрко-язычный, мусульманский компонент власти,  внедряя мондиалистские, атлантистские, космополитические, иудео-христианские, сектантские, атеистические и другие противоестественные для российского суперэтноса мировоззренческие и идеологические стереотипы;

В) захватили сферу законодательной власти, провели нелегитимную Конституцию РФ,  через легко управляемый парламентский механизм устанавливают выгодные им законы и нормативно-правовые акты, добиваются, чтобы население выполняло неписаные законы, устанавливаемые ими в своих интересах; одно из последних  «достижений» — закон об «экстремизме=антисемитизме», пресловутая «русская статья» и др.;

Г) полностью доминируют в исполнительной власти, распределяя и перераспределяя огромные материальные и финансовые ресурсы в собственных интересах, а также интересах зарубежных партнёров и закулисных хозяев.  В 1998 г. Б.А. Березовский заявил по израильскому телевидению: «Мы скупили взятками весь посткоммунистический госаппарат России, способны решать любые вопросы нашего бизнеса. В наших руках 76% основных фондов, НПО, институтов и академий, являющихся высоколиквидными и рентабельными. Мы хозяева России». За прошедшее десятилетие их позиции укрепились, а количество олигархов выросло в разы.

Причём, ими совершён сущностной переворот: естественные функции прямой государственной власти и управления, при которых деньги (наличные, безналичные, инвалютные рубли) являлись лишь средством обеспечения  обмена, распределения и целевого экономического развития, оказались злонамеренно подменены косвенным,  фарисейским, «теневым», неформальным управлением, в котором обезличенные наличные деньги – капитал, стали целью и разрушительным инструментом управления государственной властью, экономикой, социальными отношениями в России;

Д) предельно ослабили и практически разрушили силовой компонент власти – армию, флот, МВД — за счёт взятия его под контроль и снижения боевого потенциала, боевой готовности, боевой устойчивости, а также создания альтернативных силовых структур в виде собственных разведывательно-информационных подразделений, национальных военизированных формирований, детективно-охранных служб, криминально-боевых групп и т.п.

Таким образом,

—          при массированном внедрении в общественное сознание российского общества глобалистских, атлантистских духовно-нравственных постулатов, меркантильной, протестантско-потребительской идеологии,

—          при доминирующей сегодня либеральной концепции государственного строительства России,

—          при существующей структуре официальной государственной власти, базирующейся на западных демократических институтах,

—          при фарисейских монетаристско — рыночных, кредитно- ростовщических механизмах хозяйственно-экономической жизни, а также, естественно,

—          при всесилии неформальных структур государственного управления

невозможно функционирование формальной федеральной вертикали и  горизонталей формальной власти субъектов федерации в соответствии с единым алгоритмом управления, проведение общенационально ориентированных реформ, бесперспективна борьба с организованной преступностью и коррупцией.

Надо подчеркнуть, последнее, то есть преступность и коррупция, а так же «борьба с терроризмом» типа войны в Чечне, Грузино-Российского конфликта, в руках местных и мировых глобализаторов не что иное, как неформальное средство и форма управления формальными структурами власти, геополитическими процессами и, естественно, прежде всего, бизнес. Следовательно, по мере глобализации России под сенью мафиозных кланов преступность, коррупция, терроризм и т.п. будут только совершенствоваться и развиваться.

Существует мнение, что у нас нет теории преступности. Это далеко не так. Есть и теория преступности, и теория организованной преступности, и теории функционирования глобальных, региональных, местных преступных сообществ, в том числе и на идейно-этнической основе. Всё это детально описано многими авторами, отслежено со времён Ассиро-Вавилонии. Другой вопрос, есть ли у соответствующих государственных структур политическая воля, чтобы эти теории артикулировать, а тем более довести до стадии руководства к действию.

Что же делать? Как спасать Русскую цивилизацию, а значит Россию?  Есть два исторически оправдавших себя инструмента – это Русская Национальная Идея и Государство. Таким образом, Русский цивилизационный ответ криминальному глобализму, как нам видится,  должен быть следующим.

У подлинно  российской государственной власти имеется неисчерпаемый резерв – это русская духовность и национальное самосознание,  историческая мудрость и державное достоинство, справедливая политическая воля и мессианская народная святая вера.

Русская Православная Цивилизация

 

Данный цивилизационно — государственный вектор России включает ряд строго определённых, исторически обусловленных составляющих, каждая из которых должна быть теоретически и практически проработана, органически вписана в современную и перспективную ситуацию на глобальном, региональном, общероссийском и местном уровнях государственного управления. Мобилизационная стратегия выстраивания идентичной российской континентальной государственности предполагает органическое единство следующих социально-исторических констант.

1. Антизападную национально-освободительную идею, формирование русской национально-государственной элиты,   образование  единой, органической геополитической субъектности  — качественной идейно-организационной совокупности органов внутренней, региональной и международной власти, преодоление феномена доминирования неандерталоидов-дегенератов и «малого народа».

Чёткое понимание того, что подлинные причины бедствий страны не просто в олигархах-евреях, «демократах», либерально-экономическом курсе правительства, коррупции, произволе чиновничества, беззаконии, терроризме СМИ и т.п., а в том, что это составные взаимосвязанные части единого антирусского, антироссийского стратегического проекта, который уже осуществляется  более столетия.

2. Единство и Соборность духовной и светской власти на принципе  «симфонии властей». Упразднение лукавой идеи разделения властей.

3. Восстановление суверенного цивилизационного механизма Духовной власти, обеспечивающего приоритет духовно-нравственных ценностей и  ориентиров для государственного строительства, внутренней и внешней политики и т.д. В структуру Духовной власти могут входить институт Патриаршества и Русская Православная церковь, механизмы управления другими традиционными конфессиями (ислам, буддизм, ламаизм), культура, образование, общественные науки, средства массовой информации и др.

4. Светская державная власть, во главе с единовластным лицом, служителем Высшей религиозно-догматической, научно-космологической, нравственной Идее, а не сиюминутным, изменчивым потребностям населения, электората. Эта структура обеспечивает  государственное строительство и управление адекватное более динамично развивающимся социально-экономическим, научно-техническим процессам и другим общественным отношениям. Госслужба должна иметь особый конституционный статус, обеспечивающий безопасность формальной власти и невозможность её подчинения «теневым» внутренним и внешним силам.

Светская власть строится на представительстве не политических партий, а общественных, сословных, регионально-профессиональных и других подобных образований. Предполагает ступенчатые выборы, национально-пропорциональное представительство в местных, региональных и высших соборных органах власти, различные цензы, ограничения для лиц с двойной лояльностью и гражданством, и лиц, имеющих собственные интересы в других государствах, соответственно, несколько степеней гражданства и др. Прямой  конституционный, законодательный и подзаконный  запрет лицам маргинальных идеологий, профессий, конфессий и наклонностей избираться и работать в органах власти, управления, безопасности, культуры, СМИ и др.

5. Всероссийский Земский Собор как высший орган государственной власти и управления, избирающий на основе единогласия Высшее должностное лицо Государства и представляющий централизованное, «обязательное» государство Правды. В таком государстве права народа приоритетны по отношению к правам человека, а обязанности предполагают соответствующие права личности. Пожизненный Глава Государства в соответствии с Традицией и как символ его службы Высшим  идеалам   носит только военную форму.

6. Унитарное централизованное государство, как минимум Россия, Украина, Беларусь, с административным делением и назначаемыми главами 10-15 территориальных единиц без лишних промежуточных управленческих звеньев типа административных округов. Широкая культурно-национальная автономия.

7. Самодостаточная многоукладная автаркийная экономика с особым протекционистским механизмом взаимоотношений с мировой финансово-экономической системой и соборные артельные корпоративные формы хозяйственно-экономической жизни. В производственных отраслях должен быть обеспечен техно-социокультурный рывок и предложен всему миру чертёж нового культурно-производственного уклада на основе объединения новейших технологий в промышленности, науке и образовании. Восстановление финансово-экономического суверенитета, рубля — как одного из средств государственного управления жизнедеятельностью страны.

Прямой государственный контроль за всеми стратегически важными секторами хозяйства (ВПК, информационные технологии, фундаментальная наука и т.п.). Налоговый, юридический, коммерческий и иной патернализм важнейшим сферам национальной экономики, ориентирующимся на внутренние ресурсы, и областям хозяйства (производство, торговля, сфера услуг и т.д.), которые напрямую связаны с цивилизационными интересами государства. Приоритет государства во всех государствообразующих сферах и системах безопасности и жизнеобеспечения сверху донизу.

Общественная, коллективная, государственная, индивидуальная собственность на землю. Различные формы пользования, распоряжения и наследования. Земля – принадлежность ушедших, настоящих и будущих поколений, дана человеку для передачи потомкам умноженной в её богатствах. Частная собственность на землю – тягчайший грех. Фермер не является представителем национально-традиционной цивилизации, он продукт протестантско — потребительской идеологии.

8. Возрождение на современной основе крестьянского сословия как основы русской цивилизации. Переход от мегаполисов и городских агломераций к агропромышленной континентальной системе расселения населения, к малоэтажным, автономным, индивидуальным, экологическим формам жилищного строительства, способствующим восстановлению традиционного типа воспроизводства населения. Целенаправленная демографическая политика, прежде всего по отношению к государствообразующему русскому (великороссы, малороссы, белорусы) народу.

9. Общинный принцип социальной организации. Коллективизм крестьянской, местной, районной, городской общины с полным равноправием всех членов. Моя община – моя крепость. Самоуправление российской общины любого уровня, выборы руководителей, гласное решение дел на сходе, совместное владение землёй. Трудовой характер народной демократической традиции. Разработка детальной нормативно-правовой основы взаимоотношений между различными структурами государственной власти и управления и многообразными формами  территориального, регионального, культурно-национального, общественного  самоуправления.

10. Судьба России – судьба её Вооружённых Сил. Профессиональная Армия, всеобщая обязательная срочная и адекватная опасностям и тяготам военной службы альтернативная гражданская служба. Эффективная система подготовки призывных и мобилизационных контингентов.

Необходимая по численности, научно-технической оснащённости сухопутная компонента и океанская военно-морская составляющая, способные эффективно сдерживать неоколониальные планы атлантизма, обеспечивать континентальные цивилизационные национальные интересы.

Ядерно-космическая компонента как традиционное средство и компьютерное оружие как качественно новая система стратегического сдерживания, способные полностью восстановить реальный военно-политический паритет между США и их союзниками по НАТО, остальными странами мира.

Система традиционных евразийских военных союзов, противодействующих  глобализму, единоличному установлению «нового мирового порядка» США и олигархическому «мировому правительству».

Если теперь, в весьма благоприятный период относительного равновесия добра и зла, наконец-то, поступим в соответствии с нашими соборными традициями, преодолеем синдромы собственной идентичности и русской государственности – Русская цивилизация  белых людей будет жить.