ГЕОПОЛИТИКА ХРИСТИАНСТВА

Геополитика Христианства

Тот факт, что историческая судьба России таит в себе загадку, достаточно очевиден для каждого, кто  взглянет на географическую карту. В российской планетарной огромности нельзя не видеть удивительного феномена. Занимая центр земной суши, Россия в её естественных исторических границах соприкасается со всеми главными мировыми цивилизациями и частично вбирает их в себя.

Русская история тоже развивалась не «как у всех». Своей периодической внешней «катастрофичностью» она отличалась от созерцательной недвижности Востока, а своим внутренним душевным постоянством – от бурной динамики Запада с его Возрождением, Реформацией, Просвещением, буржуазными революциями и т.п. И тем не менее русская история всегда была неразрывно связана с развитием западного мира, являясь средоточием смысла не только своей, но западной и всемирной цивилизации. Особенно ясно это стало в ХХ в., все мировые катаклизмы которого связаны с  Россией. При этом в своей драматической судьбе она доводила до логической кульминации и мучительно переживала не только свои, сколько западные исходные импульсы и идеи.

Лишь в общемировом контексте и самим русским людям по настоящему становится понятно значение России. Запад не только оттеняет собой русскую цивилизацию, давая возможность сравнения, но и демонстрирует свою враждебность. Эта враждебность свойственна не столько простым людям, сколько характерна для действий правящих кругов Запада. Причём как постоянный и неизменный феномен, сопровождающий всю русскую историю и требующий осмысления вместе с ней. Такой анализ в терминах геополитики с необходимостью должен быть дополнен в масштабе православной историософии. Именно в православной историософии наиболее зримо выявляется геополитическое противостояние России  и Запада в информационном пространстве, в духовной и культурной сферах, тысячелетняя борьба Христианства и многочисленных разновидностей иудео-христианства.

Человечество всегда ощущало, что в истории есть внутренний закон, не зависимый от сознания людей, который люди, однако, способны  постичь. Уже древние были уверены в том, что следование некоей высшей Истине как должному обеспечивает подлинный расцвет народа. В этом случае народ живёт по «закону жизни», а уклонение от Истины обрекает на гибель – и тогда тот же самый закон проявляется в судьбе народа или отдельного человека как «закон смерти».

Однако, за исключением некоторых интуитивных прозрений истины, большинство из древних трактовок этого закона не были верными. Главным образом потому, что языческие религии не могли чётко различать происхождение сил добра и зла в духовном мире, поклоняясь тем и другим как вечным и равнозначным началам бытия. Такое видение мира не предполагало победы добра над злом как цели истории.

Нет понятия о смысле истории и в современных «научных» идеологиях, рисующих перед человечеством картину бесконечного прогресса как самоцели в овладении земным миром для построения общества благоденствия, причём без учёта повреждённой духовной природы мира. «Прогрессивные» историки,  как западные, так и советско-российские, видят в предшествовавших веках лишь перечень событий, наслоения  мёртвого материала. Такой прогресс представляет собой непрерывное уничтожение прошлого (со всем его смыслом и опытом) и замену его фикцией счастливого будущего. Это отрыв от онтологического фундамента истории в свободном падении вперёд.

Человек своим разумом и практикой может в лучшем случае постигать то, как устроен мир и как он меняется в своём развитии. Этим призваны заниматься так называемые естественные науки. Но не в их компетенции дать ответ на вопрос для чего существует мир, почему человечество развивается и какова конечная цель истории.

Постижение этого уровня проблемы лежит за пределами практического опыта и может быть получено только из надмирного источника, которому мир предстоит как целое в пространстве и времени. Такое знание люди могут обрести лишь благодаря откровению свыше.

Именно так они интуитивно получали и те отблески истины, которые порой        присутствовали в древних религиях. Это и идея о праведной жизни в буддизме, и понимание истории как противоборства между силами добра и зла в зороастризме, и в философии Платона – утверждение бессмертной души, добра и красоты в мире идей, увенчанном идеей Бога (но без личной связи человека с Ним).

Божий мир и Божественное откровение

 

Откровение о смысле истории человечество получает через избранных пророков, когда созревает для этого. Их устами Бог открывает людям, что есть лишь один вечный Бог-Творец, что Он создал мир из ничего и в нём человека по Своему «образу и подобию». Но человек, созданный свободным, проявил своеволие, не пожелав следовать Божественному закону жизни. Из-за этого история человечества превращается в драму, причина которой в злоупотреблении человека своей богоданной свободой. К тому же в мире действуют и иные силы, отрывающие человека от Бога.

Своеволие свободной твари началось ещё ранее, с бунта трети ангелов, ставших бесами (во главе с их предводителем – сатаной) – соперниками Бога в деле мироустройства. Именно через них происходит грехопадение первых людей, возомнивших стать «как боги» и впустивших в земной мир бесовское зло. Совершив этот грех, человек настолько ушёл от осознания Истины, что подпал в своих верованиях под власть сатаны (именно бесов нетрудно узнать в страшных божках языческих религий, которые часто требовали человеческих     жертвоприношений). Освободить же человека от этого рабства, как было открыто через пророков, мог уже только Мессия – Помазанник Божий, по-гречески – Христос.

Возвещённое пророками пришествие Мессии-Христа стало центральной точкой истории, от которой даже летоисчисление идёт в разные стороны. Сын Божий, сознательно умалив своё могущество, стал человеком, чтобы, праведно пройдя путь земной человеческой жизни, через страдания, смерть и воскресение, показать людям путь спасения от власти сатаны к жизни небесной. Для этого Христос основал Свою Церковь как врата спасения. При этом Он открывает людям смысл истории уже во всём его масштабе: от Адама до антихриста.

Бог создал человека не как раба, а по Своему «образу и подобию» как объект Своей любви – чтобы разделить с ним благо свободного сознательного бытия в вечном Царствии Божием, через ответную любовь человека к Богу. Царство Божие и есть цель земной истории.

Однако Богу нужен именно свободно выбирающий Его человек. Ведь всемогущий Бог мог бы сразу создать Своё царство из послушных людей-автоматов, но в этом не было бы ни соучастия  людей, ни их осознанной верности и любви, ни тем самым — духовной ценности такого царства. Была бы лишь механическая причинность, как у заводной игрушки. Поэтому Бог, уважая свободу человека, даёт ему возможность сознательно избрать путь служения Истине, сделавшись сопричастным ей.

И именно свобода стала причиной того, что сотворённые существа не справились с её бременем, уклонившись от Божьего замысла и став на путь зла. Злом является всё, что противится Истине. Не в силах её изменить, оно может лишь разрушать творение и тварь. Так грехопадением ангелов и человека была искажена природа земного мира.

С этого момента и начинает развиваться человеческая история как драма борьбы между силами добра и зла за две разные концепции мирового бытия. Одна – по плану Бога, цель Которого добровольное обращение людей к Источнику бытия в вечном Царстве Божием, которое «не от мира сего». (Ин. 18-36). Другая концепция – по плану Его соперника, сатаны, цель которого – хотя бы на время подчинить себе обманом людей в своём временном царстве земном, ибо создать иное царство сатана не способен, и в конце истории испорченная им греховная «земля и все дела на ей сгорят» (2 Петр. 3:10).

Врата в Царство Божие

В этом различие между верой в преображённое Царство Божие и верой в возможность совершенного царства на не преображённой земле (что Христос отверг в пустыне как дьявольский соблазн) и заключается главный водораздел между христианским и нехристианским пониманием смысла истории. Христианское – одно, это важнейшая и неотъемлемая часть самой веры. Нехристианских же может быть много, так как от Истины можно уклоняться в разные стороны. Но независимо от того, каким путём мыслится в них установление «земного рая» — свободным развитием научного прогресса (либеральная демократия), тоталитарной организацией производственных отношений (марксизм) или всемирной властью земного «мессии» (иудаизм) – они соответствуют замыслу сатаны или создают для его дел благоприятную почву.

Показательно, что устремление к земному царству присутствует во всех трёх антихристианских идеологиях, противоборствовавших в ХХ в.: в масонстве оно выражено в терминах построения «храма Соломона» и будущего «царства Астреи»; в коммунизме называется «светлым будущим»; в гитлеровском нацизме (связанном с языческим оккультизмом) – «тысячелетним Рейхом». Все они в родстве с земными чаяниями иудаизма, из-за которых евреи отвергли небесные ценности Христа и ждут своего еврейского земного «мессию» (что является сутью иудаизма). Стремление к «земному раю» означает неверие в Царство Божие, и даже когда это диктовалось желанием «исправить несовершенство мира» при забвении его смысла, — оно нередко облегчало построение царства сатаны.

Это, конечно, не значит, что люди не должны совершенствовать своей временной земной жизни, но критерием совершенства должно быть облегчение достижения её конечной цели: вечной жизни в Царствии Божием, что и ставила себе задачей российская православная государственность.

Христос раскрыл тайну и об исходе земной истории – после Его первого пришествия натиск сил зла не прекратится. Даже обратясь в большей своей части ко Христу, человечество всё же не удержится на этой высоте. Будучи свободным, оно вновь не справится со своей свободой, даст сатане и его слугам вновь обольстить себя преходящими благами мира сего. Этот процесс отступления христианского мира от Божественной истины называется апостасией (2 Фес. 26:3; 1 Тим. 4:1).

Земной мир придёт к своему концу, когда силы зла одержат в нём победу над силами добра и на короткое время перед концом в мире воцарится посланец сатаны – антихрист. Апостол Павел говорил об этом так: «тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь. И тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьёт духом уст Своих, и истребит явлением пришествия Своего» (2 Фес. 2, 7-8).

Именно этот «беззаконник», «человек греха, сын погибели» отождествлён в святоотеческой традиции с антихристом. Перед концом мира он будет править всей землёй три с половиной года теми материалистическими средствами, которые сатана безуспешно предлагал Христу в пустыне: «хлеб», зомбирование людей «чудесами» и земная власть над всеми народами. То есть, это будет жизнь грешных людей для себя, а не для Царствия Небесного. Второе же пришествие Христа, истребляющее антихриста, разделит всё человечество на здоровые семена для Царствия Божия и гнилые «плевелы», которые достанутся царству сатаны и сгорят в огне.

Никому не дано знать, когда это произойдёт: «О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один» (Мф. 24-36), — сказал Христос. Однако в Священном Писании содержатся приметы царства антихриста и нам было заповедано знать их. Это необходимо, чтобы противостоять антихристу и не подпасть под его власть. Без этой существенной части христианского учения оно может превратиться в отвлечённую мораль.

Главные из этих признаков: Евангелие будет проповедано по всей земле для свидетельства Истины всем народам, но усилится отступление человечества от веры в Бога в сторону лжеучений и небывалого материального развития. От христианской государственности к своеволию грешных людей и к упадку нравственности. А в конце времён – даже от истинной Церкви к лжецеркви, так что на святом месте даже будет «мерзость запустения». Это нарастание зла на земле будет всё больше нарушать и физическую гармонию вселенной, сопровождаясь природными катаклизмами, эпидемиями, голодом и прочими бедствиями, а также умножением беззакония и всеобщими войнами (Мф. 24; Мр. 13; Лк 21; 2 Тим. 3: 1-5, 4:3; Откр. 17-18). После чего и явится антихрист в виде «спасителя» человечества. А «Сын человеческий пришед найдёт ли веру на земле» (Лк. 18:8)…

Такое, по существу, геополитическое понимание  смысла истории, исповедуемое Православием и заложенное в основу русской православной государственности, предполагает и соответствующую трактовку «тайны беззакония».  Под «тайной беззакония» следует понимать действия сатаны, который противится Божественному закону, открытому людям Христом. Причём сатана, не способный соперничать с Божией Истиной явно и открыто (так как он сразу проигрывает), вынужден действовать против Истины тайно, под маской добра, привлекая к себе людей всевозможными обманными соблазнами, главный из которых – гордыня (тот, перед которым не устояли уже Адам и Ева).

Из Евангелия очевидно, что после части ангелов и первых людей следующей жертвой сатаны стал богоизбранный народ – еврейство, не узнавшее и отвергшее долгожданного Мессию-Христа. Не имея точного понятия о бессмертии души, еврейство эгоистично возжаждало только себе и на земле тех обетований, которые Бог через еврейских пророков предназначил всему человечеству в Царствии Божием.

Евреи не верят в Царство Божие и более других народов стремятся к обладанием богатствами на земле, потому что ясное понятие о бессмертии души «не успело выработаться у евреев. Моисеев закон совершенно игнорирует его; не скупясь на обещание наград за исполнение закона и тяжких наказаний за его нарушение, Моисеев закон и для того и для другого ограничивается пределами земной жизни, ничего не обещая человеку после смерти»[1].

По Священному Писанию, будучи инструментом, избранным для открытия народам мира Божией Истины, соблазнённое еврейство в своей гордыне вознамерилось с помощью «своего бога» покорить себе мир и ждёт для этого «иного мессию». Еврейство этого не скрывает: «В талмудической литературе господствует представление о земном Мессии, а начиная с конца первого столетия христианской эры оно является официально признанным в иудаизме… Его [мессии] назначение – избавить евреев от власти языческого мира, низвергнуть правителей язычников и основать собственное царство»[2]. Под «язычниками» здесь понимаются и христиане.

Так иудеи, ждущие своего земного израильского царя, стали оплотом «тайны беззакония» и готовящегося ею царства антихриста. Об этом предупредил их и Сам Христос: «Я пришёл во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придёт во имя своё, его примете» (Ин. 5:43); «Вы не знаете ни Меня, ни Отца Моего; если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего… Ваш отец диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего» (Ин. 8:19, 44). Причём речь идёт не о слепоте фарисеев, а об их осознанном выборе зла: «…если бы вы были слепы, то не имели бы на себе греха; но как вы говорите, что видите, то грех остаётся на вас» (Ин. 9:41). И даже после очевидного чудесного воскресения Христа они предприняли всё возможное, чтобы оклеветать Его и сделать своим главным врагом.

Вследствие этого отвергнувшее Христа еврейство лишается своей  богоизбранности: «Се, оставляется дом ваш пуст» (Мф. 23:38; Лк. 13:35). Христос предупредил об этом  евреев и в притче о  «винограднике» и «виноградарях», убивших сначала «слуг хозяина» (пророков),  а затем посланного им «сына хозяина» (Христа), чтобы «завладеть Его наследством»: «Отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его» (Мф.21:33-43).

Видя в христианах «присвоителей» тех обетований Божиих, которые еврейство связывало исключительно с собой, и упразднителей еврейской богоизбранности, иудаизм повёл борьбу с христианством как со своим геополитическим, экзистенциальным врагом. Из Ветхого завета еврейские религиозные вожди выковали Талмуд – сознательно антихристианскую идеологию. Вычистили из своих священных книг все исполнившиеся предсказания пророков о Христе.

При этом Божии заповеди об отношении к ближнему стали применяться только к своим соплеменникам, освятив двойную мораль в отношении к своим и чужим. Чужие – «гои» – не считаются людьми, тем более христиане, которым Талмуд предписал причинять всевозможное зло, вплоть до ритуальных убийств.

Так расовая гордыня избранного народа привела его вместо великой славы – к великому грехопадению. Будучи близким к пониманию Истины, еврейство стало яростным борцом против неё ради установления еврейского царства на земле.

Этот явный откат к язычеству выразился и в тайном еврейском учении Каббала (предание), возникшем ещё в вавилонском плену. В христианское время Каббала использует колдовские приёмы для достижения земных целей еврейства: освобождения от власти «язычников» и возвышения над всеми народами. При этом Каббала считает мир порождением Бога «из себя» (а не творением из ничего), чем оправдывает зло – якобы такое же «порождение» Бога, как и добро, между которыми у каббалистов нет абсолютной онтологической разницы[3].

После неудачного восстания евреев против Рима и предсказанного Христом разрушения римлянами Иерусалима в 70 г., ослабленное еврейство было не в состоянии физически уничтожить христиан. Оно попыталось для этого воспользоваться государственной силой языческой Римской империи, спровоцировав антихристианские гонения. Роль еврейства в этом зафиксирована во многих источниках (см., например: С.Лурье. Антисемитизм в древнем мире. Пг., 1922). Но эти гонения лишь раскрыли духовную силу христиан и истинность их Бога, что, в конечном счете, привело к христианизации Империи.

С IУ в. при Императоре Константине христианство становится государственной религией в Империи и стремительно ширится по миру. Не сумев физически искоренить христианство в первые века его становления, антихристианские силы стремятся создавать ему всевозможные препятствия.

В частности, в У11 в. под влиянием еврейства возникло учение ислама, которое «всецело носило еврейскую окраску». Мохаммед «держал у себя секретаря-еврея, так как сам он не умел писать». Евреи смотрели на Мохаммеда «почти как на еврейского прозелита и полагали, что при его содействии иудаизм достигнет в Аравии могущества»[4]. С этой целью евреи пропагандировали в среде арабов идею об общем происхождении от Авраама, хотя и от разных матерей (мусульмане пошли от служанки Агари), и «восстановление древней веры Авраама»,          но на самом деле видели в исламе препятствие распространению христианства. Поскольку замолчать пришествие Христа было уже невозможно, ислам был призван как бы «нейтрализовать» его, лишив главным образом смысла: объявить Мессию-Христа лишь «одним из пророков». Ислам выполнил эту роль (как позже и роль карающего бича нашествий на христианский мир), однако вышел из-под еврейского контроля. Поэтому позже евреи начнут ослаблять и мусульманство, сея в нём внутренние раздоры.

«Тайна беззакония» иногда и сама показывает своих главных носителей. Примером тому могут служить нашествия с Востока на христианскую Римскую империю. Ни одно из них не обходилось без использования его евреями для массовых расправ с христианами. Так было при завоевании Палестины персами в 614 г. еврейским руководством «ко всем евреям Палестины было разослано воззвание, приглашавшее их собраться и присоединиться к персам… Исполненные ярости, эти толпы, вероятно, не пощадили в Тивериаде христиан и их церквей и покончили с епископом… уверяют, будто в этот день погибло девяносто тысяч христиан… победители-евреи беспощадно неистовствовали против христианских святынь. Все церкви и монастыри были преданы пламени, в чём, без сомнения, евреи приняли больше участия, чем персы…Около четырнадцати лет палестинские евреи хозяйничали в стране» «Еврейская энциклопедия» приводит также сведения, что при этом «евреи покупали христианских узников за немалые деньги и со злостью убивали их»[5].

Это повторилось и при завоевании Испании арабами, с которыми испанские «евреи вступили в союз…победоносные арабы бодро двинулись вперёд и всюду были поддерживаемы евреями. Завоевав какой-нибудь город, полководцы доверяли его охрану евреям, оставляя в нём только незначительный отряд мусульман, так как в последних они нуждались для покорения страны. Таким образом, до тех пор порабощённые евреи стали господами городов: Кордовы, Гранады, Малаги и др.», расправляясь с христианами. В Толедо «в то время как христиане были в церквах и молились за сохранение своего государства и своей религии, евреи отворили победоносному арабу ворота, приняли его восторженно и отомстили за тысячекратные оскорбления, которым они подвергались в течение столетия»[6].

И в Х111 в. «большинство восточных евреев было на стороне монголов», а порою даже в их рядах против христиан. Грец вопрошает: «Знали ли евреи о своих соплеменниках между монгольскими рядами? Находились ли они с ними в тайном соглашении?». И отвечает: «В Германии говорили: евреи, под предлогом доставки им отравленной пищи, доставляли монголам оружия всех родов в закрытых бочках; строгий пограничный сторож… открыл измену. После этого многие евреи Германии подверглись строгой каре»[7].

Таких примеров можно привести много, в том числе и роль евреев в падении Византии.

Дьявол действует не только через «усыновлённое» еврейство, но всеми доступными способами. Предпринимаются постоянные попытки разложить само христианство изнутри ересями и лжеучениями (патриарха-еврея Нестория и др.). Церковь поначалу справляется с ними соборным мнением епископов, всё более чётко формулируя христианские догматы. Однако действие антихристианских сил постепенно охватывает самые разные сферы человеческой жизни, используя основной метод сатаны – поощрение человеческой гордыни.

 

Тайна беззакония

 

Основные эпохальные этапы наступления  «тайны беззакония» в христианском мире: откол западного христианства от Православной Церкви, завершившийся в Х1 в.; Возрождение Х1У-ХУ1 вв. (т.е. возрождение семитизированного античного дохристианского наследия, отвратившее взор от Царства Небесного на чувственную человеческую плоть: «гуманизм»); Реформация ХУ1 в. (преобразовавшая Церковь в религиозное собрание, а христианство – в прикладную религию земного успеха); гуманистическое Просвещение  (заменившее с ХУ11 в. Бога философским идеализмом и пришедшее к атеистическому обоготворению греховного человека); своё политическое оформление Просвещение нашло в демократии через антимонархические буржуазные революции; после чего на повестку дня стал глобальный «Новый мировой порядок», подготовка которого началась демократическими мировыми войнами ХХ века.

К началу Средневековья христианство распространилось на все народы своей средиземноморской колыбели. Но к этому времени, на переломе первого тысячелетия, назревает грехопадение христианского Запада, также (как ранее иудеи) не устоявшего перед соблазном гордыни и своеволия. Именно этот соблазн отличает Запад от пути  православной     России, выходящей в ту же эпоху на историческую арену. Ключевым понятием здесь становится понятие Удерживающего.

Под этим словом как восточные, так и западные отцы Церкви и богословы (например, Иоанн Златоуст, Тертуллиан, Викторин Петавийский, блж. Иероним, Феофилакт Болгарский и др.) понимали сначала сам принцип римской государственной власти как действующей «для наказания преступников и для поощрения делающих добро, — ибо такова воля Божия» (1 Петр. 2:14; Рим. 13:1-6) – в противоположность принципу анархии. Во времена апостола Павла это была жёсткая власть Римской империи, распространявшаяся почти на весь известный европейцам мир.

С перенесением в 1У в. (330 г.) столицы Империи в её восточную часть, в Константинополь  (на II Вселенском Соборе в 381 г. он был назван  Новым Римом), Империя усилила свою удерживающую роль тем, что обрела истинную религию, раскрывавшую смысл истории и смысл идущей в ней борьбы между силами добра и зла..

И подобно двум природам во Христе, в котором неслиянно и нераздельно соединено Божественное и человеческое, православная государственность так же обрела двухсоставное строение. При Императоре Юстиниане I в предисловии к 6-й новелле Юстинианова кодекса формулируется понятие «симфонии» (гармоничного созвучия, согласия) священства и царства, Церкви и государственной власти монарха, разными средствами служащих одной цели.

Церковь заботится о душах людей, спасая их и готовя к Небесной жизни; государственная власть заботится о жизни земной, ограждая её, насколько возможно, от действия сил зла и создавая для Церкви наиболее  благоприятные условия.  Так же, как тело мертво и бессмысленно без души, так и природное государство только от Церкви Христовой получает конечное назначение и смысл своего существования, добровольно подчиняясь этой цели как единственной Истине.

То есть, христианское государство служит не узаконению природного греховного состояния человечества, когда власть используется лишь для его лучшей организации и нормализации греха (откат к этому позже вновь произойдёт в демократии), а стремится к совершенствованию людей, к преодолению их греховности, к очищению в них образа и подобия Божия – что и есть главное дело человека на земле, достигаемое через Церковь. Поэтому и власть в христианском государстве должна исходить и зависеть не от греховной воли людей, а от Замысла Божия. Таково главное обоснование православной монархии.

После разделения Римской империи на восточную и западную части и завоевания Рима варварами в 476 г. западная часть империи утрачивает римскую государственность, а восточная продолжает существовать под именем Византии. Однако гордыня «ветхого» Рима, древней имперской столицы, не даёт покоя римскому епископату и мешает ему признать равными епископов Нового Рима – Константинополя. Папы всё больше настаивают на своих особых правах в Церкви, хотя Вселенские Соборы такого права им не дали, признав за римскими епископами лишь историческое «первенство чести». Для обоснования папского верховенства католики неоднократно использовали подложные документы, как, например, «дарственная грамота Константина Великого» или сборник так называемых «лжеисидоровых декреталий».

Римский папа Лев III в стремлении к независимости и усилению своего влияния на светскую власть вместо признания византийского Императора коронует в 800 г. в Риме «своим императором» франкского короля Карла Великого. Это положило начало западной «Священной Римской империи», претендовавшей на преемственность  от Рима и соперничавшей в этом с Византией. В дальнейшем папы присваивают себе право раздавать императорскую корону по своему усмотрению.

Кроме того, римские епископы начинают самовольно вводить новшества в вероучение, утверждённое Вселенскими Соборами, что в 1054 г. завершает откол западной Церкви от Православия. К нашему времени католики отделили себя от Православия следующими главными догматическими новшествами:

—          проблема «филиокве» — утверждение, возобладавшее в Х1 в., что Святой Дух исходит не только от Бога Отца, но и от Сына, что противоречит описанию Крещения Христа, когда на него снизошёл Святой Дух от Бога Отца;

—          утверждение, появившееся ещё в 1Х в. и в 1854 г. возведённое в догмат, что не только Иисус Христос, но и Божья Матерь была зачата Её родителями вне первородного греха;

—          введённый в Х1 в. папой Григорием У11 и официально утверждённый в 1870 г. догмат о «непогрешимости» Римских пап в делах веры как «наместников Христа» на земле, чья власть превосходит решения Соборов.

Основываясь на своём местопребывании в Риме как древней столице мира, западная Церковь присвоила себе название «католической», то есть всеобщей, вселенской, хотя это не соответствовало истинному положению вещей. Столица всего христианского мира с 1У в. была в Византии, там созывались Вселенские Соборы и именно Константинопольский Патриарх с У1 в. на основании сложившейся реальности получил титул Вселенского (всехристианского). Сама кафоличность в православии понималась не территориально, а духовно, как всеохватывающая в пространстве и времени соборность (в отличии от единоначалия папы), включая и связь с предыдущими поколениями.

Во всём этом было умаление необходимости личного и свободного духовного усилия человека для спасения. В области организации католическая Церковь своим идеалом имела скорее всемирную дисциплинированную армию с беспрекословным чинопочитанием. Православная Церковь – соборную семью верующих с уважением святости в своих предстоятелях и подвижниках.

Все накопившиеся отклонения католицизма давали антихристианским силам удобный повод для его критики с целью дальнейшего разложения западного христианства. Наступила протестантская Реформация под заметным влиянием еврейства. Еврейство «вошло в моду… князья и университеты буквально гонялись за учителями еврейского языка и основывали особые кафедры не только в Германии и Италии, но и во Франции и Польше», «сам Лютер обучался еврейскому языку», «наводил справки у евреев», защищал их. Евреи же полагали, что «христианские ученики все без исключения друзья евреев и будут способствовать их благу», а «многие пылкие евреи видели в этом восстании Лютера против папства падение христианского учения и триумф иудаизма»[8].

Протестантизм был во многом протестом против заблуждений католицизма. Но при такой моде на еврейство этот протест направлялся не на восстановление истинного христианства, а на отвержение самого понятия Церкви. Протестанты выдвинули претензию на «непосредственное общение с Богом», передав полномочия своего религиозного главы светскому руководителю государства. Религия постепенно стала для них утилитарной идеей, помогающей лучше устраивать «реальную» жизнь.

Характерно для всего Запада, что и у католиков и у протестантов главный праздник – Рождество, воплощение Христа в сей мир; тогда как у православных главный праздник – Воскресение Христа, Его открытие людям врат в Царство Небесное.

Увлёкшись земными средствами христианизации мира, Запад сразу же ушёл и от принципа симфонии. Так в истории возникло три варианта союза духовной и светской властей, выраженных в известном образе двух мечей, духовного и материального. В византийском – двух мечей в двух разных, но согласованных руках: Церкви и государства. В римской схеме – двух мечей в руках папы. В протестантской  – двух мечей в руках светских глав христианских государств[9]. Лишь в Православии этот принцип оказался верно применён к союзу Церкви и государства в понятии «симфонии». Два других, западных типа сочетания  духовной и государственной власти вели к обмирщению Церкви. Так католики сами всё чаще становились глобальным инструментом сил зла против истинной Церкви.

Симфония властей в древнерусском государстве

С Реформацией западная апостасия выходит на новый важный этап. Протестантство и еврейство рождают капитализм: небывалую ранее экономическую активность людей, сбросивших с себя христианские нравственные запреты. Среди множества религиозных сект, возникших в ходе Реформации, особенно сильно довлеет дух иудаизма. Утверждается, что Бог изначально и неизменимо предопределил одних людей к спасению, других к погибели – независимо от человеческой воли. Признаком «богоизбранности» объявляется богатство, что становится оправданием нового экономического уклада. В этом главный смысл так называемой пуританской «трудовой аскезы» – не для Бога, а для собственного материального преуспеяния. Позже такие западные учёные, как М. Вебер, В. Зомбарт  убедительно показали, что капитализм как освящение материальных земных ценностей стал возможен именно вследствие иудаизации западного христианства.

Так Запад провёл геополитический водораздел в духовной сфере – отдал приоритет материальным ценностям в ущерб ценностям небесным. Последние должны помогать земному «счастью», стремление к которому провозгласила американская «Декларация независимости» (1776 г.). Она стала образцом для европейских буржуазных революций, в которых антихристианские силы добились новых успехов – равноправия христианской и антихристианской религии: во Франции (1791), Англии (1849 и 1857), Дании (1849), Австро-Венгрии (1867), Германии (1869 и 1871), Италии (1860 и 1870), Швейцарии (1869 и 1874), Болгарии и Сербии (1878 и 1879), России (1917).

Особая роль в этом принадлежит созданному евреями масонству, которое можно определить как тайный союз элиты «христианско — протестантского» Запада с иудаизмом. Базой такой унии стали деньги – мощный инструмент еврейского влияния. Политическая цель масонства, в частности, чтобы обеспечить равноправие иудеям, заключалась в свержении монархий, подрыве влияния католической Церкви, в так называемой демократизации мира. В условиях же секулярной демократии равноправное еврейство обращает своё денежное могущество в неравноправие для всех остальных, постепенно подчиняя общество своему контролю.

Известный русский философ В.Соловьёв констатировал очевидный факт: «Иудейство не только пользуется терпимостью, но и успело занять господствующее положение в наиболее передовых нациях», где «финансы и большая часть периодической печати находятся в руках евреев (прямо или косвенно)»[10]. Разумеется, еврейство старается не афишировать своей власти, ибо «тайна беззакония» не может выстоять перед Истиной в явном противоборстве, поэтому к ней очень подходит название «мировая закулиса».

Сформировавшись в русле апостасии, «мировая закулиса» стала в Новое время и её главным двигателем, тайно поощряя этот процесс во всём мире руками самих христиан (масонство) под видом «демократизации». Она стремится атомизировать общество, лишить его абсолютных духовных ценностей, ибо только в таком обществе деньги становятся высшей ценностью и единственной «истиной» становится истина инвесторов-олигархов.

Таковы некоторые вехи геополитического противоборства добра и зла, суши и моря, осёдлости и кочевничества… в духовно-нравственной сфере, христианстве, истории, культуре, этике…, где со временем усиливались разделения и отпадения от Истины. Именно на фоне этого процесса апостасии Россия обретает свою всемирную роль.

 


[1] См.: статья «Бессмертие души» в «Еврейской энциклопедии»,   Спб., т. 4, с.29. Цит по: Назаров М. В. Тайна России. Историософия ХХ века. – Москва: Альманах «Русская идея» (вып. 6),  1999. С. 461

[2] «Еврейская энциклопедия». Спб., т. 4, с. 908.  Цит. По Назаров М.В. Указ. соч. С.461 – 462.

[3] См.: Тихомиров Л. Религиозно-философские основы истории. – М., 1997, гл. ХХУ-ХХУ11.

[4] Г. Грец: История евреев, Одесса, 1908, т.6, с.91-96. Цит. по  Назаров М.В. Указ. Соч.

 

[5] Там же.  т.6, с.31-32,  т.5, с.548.

[6] Там же. т.6, с.133-134.

[7] Там же.  т.8, с.90, 112.

 

[8] Там же. т.10, с. 164-169.

[9] См. Карташев А.В. Воссоздание Святой Руси.

[10] См. Соловьёв В. Еврейство и христианский вопрос. 1884